Наш Солярис

Наука и технологии
Человек пока еще слишком слаб для того, чтобы оказывать серьезное влияние на климат Земли. Океан гораздо сильнее

Мировые СМИ регулярно и во всех подробностях передают душераздирающие репортажи о стихийных бедствиях (самый свежий пример - обрушившийся в середине сентября на страны Карибского региона ураган Айвэн), первые полосы бумажной периодики и электронных изданий изобилуют всевозможными сценариями грядущих климатических катаклизмов и катастроф - в общем, картина всеобщего погодного безобразия выглядит столь убедительно, что о каких-либо попытках даже умеренной ее дискредитации, казалось бы, не может быть и речи.

Самой популярной темой в этом алармистском информационном потоке, безусловно, являются рассуждения о так называемом антропогенном факторе, или, проще говоря, о негативном влиянии на климат Земли деятельности homo sapiens. В этих публикациях ответы на сакраментальную пару вопросов "кто виноват?" и "что делать?" считаются самой собой разумеющимися.

Большинство гневных обличителей цивилизации, которых по старой памяти можно условно назвать "представителями прогрессивного человечества", с пеной у рта призывают к скорейшей реализации тезисов пресловутого Киотского протокола. Как известно, этот предварительный правовой документ, принятый в декабре 1997 года мировым сообществом, определяет обязательства индустриальных государств и стран с переходной экономикой по снижению в период с 2008-го по 2012 год выбросов парниковых газов (прежде всего CO2, а также фреонов, метана, закиси азота, озона и т. д.), то есть тех самых "антропогенных производных", которые, согласно мнению "зеленых" климатологов, и являются основными виновниками глобального потепления.

Удивительно ловко оперируя небогатым набором научных фактов, многочисленные живописатели эффектных страшилок о глобальном потеплении климата, озоновых дырах и прочих цивилизационных напастях предпринимают титанические усилия для всеобщей популяризации своей конспирологической теории человеческих следов. Однако, как ни прискорбно это будет услышать адептам "нового экологического мышления", согласно свежим сводкам, поступающим с научной передовой, информацию о скором наступлении антропогенной климатической катастрофы следует считать абсолютно не соответствующей действительности.

Как отметил в беседе с корреспондентом "Эксперта" крупнейший отечественный специалист в области океанологии, академик РАН Александр Лисицын, "человек пока еще слишком слаб для того, чтобы оказывать серьезное влияние на климат нашей планеты". Ключ к пониманию долгосрочных климатических процессов спрятан в глубинах Мирового океана, занимающего две трети поверхности Земли.

Спросите у океана

Благодаря технологической революции в измерениях океанской среды, начавшейся в последней четверти ХХ столетия, ученые-океанологи впервые смогли получить непрерывные пространственно-временные ряды и проанализировать неизвестные ранее масштабы океанологических процессов. Зондирующая аппаратура, записывающая вертикальный профиль океанологических характеристик, автономные системы, работающие в наиболее труднодоступных районах океана, поплавки и буи-дрифт

Новая исследовательская программа

Для исследования причин климатической изменчивости было выполнено несколько крупных международных программ. В процессе глобального эксперимента WOCE (World Ocean Circulation Experiment), проходившего в 90-е годы под эгидой Всемирной программы исследования климата, по единой программе и на основе единых методик выполнена глобальная подробная съемка состояния океанских вод. Аналогичный объем работ был выполнен за предыдущие два века наблюдений. Недавно успешно завершилась международная программа по изучению тропического океана и атмосферы TOGA (Tropical Ocean Global Atmosphere), проводившаяся в 80-90-е годы. Проект TOGA путем прогнозирования изменений погоды для районов, подверженных воздействию Эль-Ниньо, способствовал практическому применению фундаментальных знаний о климатической изменчивости. В результате осуществления целого ряда долгосрочных проектов была создана всемирная база океанологической информации, а также региональные центры сбора, хранения и усвоения данных. Огромный накопленный массив океанологических и метеорологических данных послужил основой для международной программы CLIVAR (Climate Variations), цель которой - изучение и долгосрочное прогнозирование климатической изменчивости.

Великая соленостная аномалия

Долгосрочные изменения в глубинной и поверхностной циркуляции Северной Атлантики, приводящие к серьезным перебоям в работе "межокеанского конвейера", с определенным временным лагом обязательно сказываются на изменении климата Европы. Так, если зимой в Северной Атлантике плотность воды на поверхности по какой-либо причине уменьшится, не возникнет условий для погружения вод в глубинный слой. При этом должна произойти перестройка всей циркуляции Мирового океана, поскольку у теплого поверхностного потока уже нет возможности беспрепятственно проникать далеко на север: без опускания холодных вод для него там нет свободного пространства. Одно из наиболее значительных событий такого рода произошло в конце 1960-х годов из-за выноса аномально большого количества льда из Арктического бассейна вдоль побережья Гренландии и его последующего таяния. В верхнем двухсотметровом слое соленость сильно уменьшилась, образовавшиеся пресные и легкие воды не могли погружаться на значительные глубины, как прежде. Это явление получило название "Великая соленостная аномалия". Во время ее развития в высоких широтах накапливались холодные воды, в субтропиках - теплые. Контраст температур воды в умеренных широтах обострялся, и в результате с середины 1970-х годов увеличилось количество образующихся над Северной Атлантикой атмосферных циклонов и количество переносимой ими влаги. Следствием усиления циклонической активности были мягкие зимы с сильными оттепелями в районе Москвы, увеличение стока Волги примерно на четверть в 1980-е годы по сравнению с 1970-ми, а с конца 1977 года начался рост уровня Каспийского моря, поднявшегося к 1994 году более чем на два метра.