За диктатуру демократии

Тема недели
«Эксперт» №35 (435) 20 сентября 2004
Вводя пропорциональную избирательную систему, власть объективно стимулирует структуризацию общества и элит. Однако главный вопрос - будут ли президент и его администрация строить партии сами или позволят делать это обществу и элитам

Переход России на пропорциональную избирательную систему стал самым критикуемым элементом "нового курса" Владимира Путина. Из опрошенных нами полутора десятков политиков и экспертов только трое высказывались за пропорциональную систему, причем все сторонники имели прямое или косвенное отношение к обоснованию этого перехода (либо через ЦИК, либо через околокремлевских социологов, либо через "Единую Россию"). Надо заметить, что фактологический фундамент у "пропорционалки" есть. Так, представитель Фонда общественного мнения Григорий Кертман сказал в интервью "Эксперту", что, по данным опросов ФОМ, только 20% избирателей знает своего депутата, а как-то оценить его работу может вообще не более 10%. То есть так или иначе, но выборы в Думу сегодня проходят прежде всего на основе партийных представлений избирателей. В то же время все опрошенные нами противники перехода на пропорциональную систему говорили о том, что только через мажоритарную схему происходит пополнение Думы независимыми активными людьми, и в случае приятия пропорциональной системы этот поток прекратится, а обновление политического поля будет происходить только по решениям сверху - из ЦК какой-либо партии, прежде всего "Единой России". Поскольку суждения и той, и другой стороны были чисто ситуативными, оказалось необходимо прояснить концептуальные отличия мажоритарной и пропорциональной избирательных систем.

Как было до сих пор

Сейчас в России используется так называемая смешанная избирательная система: половина депутатов избирается по мажоритарной схеме, половина по партийным спискам, а избирательным округом является вся страна. То есть в одномандатном округе выбранным считается кандидат, получивший голосов больше, чем любой другой кандидат в данном округе, а при голосовании по партийным спискам партии получают в парламенте число мест, пропорциональное числу избирателей, проголосовавших за каждый список в масштабах всей страны. При этом партийный список делится на региональные группы, которых должно быть не менее семи, и при распределении депутатских мандатов внутри партийного списка за основу берется абсолютное число голосов, полученных партией на территории региона. Первыми при распределении мандатов оказываются кандидаты, находящиеся во главе списка, а далее идут представители самых крупных региональных групп. В большинстве случаев это означает, что при распределении мандатов преимущество получают представители крупных регионов, то есть Москва, Московская область, Санкт-Петербург. Скажем, если за некий партийный список в Москве проголосовало 5% избирателей при явке 50%, то есть примерно 200 тыс. избирателей, а в Марий Эл - 50%, что составляет только 125 тыс. избирателей, то первыми в списке претендентов будут москвичи.

Что предполагает новая система? Во-первых, предлагается избрание депутатов в основном по партийным спискам (исключение предполагается, но об этом ниже), и партийный список делится не менее чем на 72 региональные группы. Во главе списка может быть не более трех человек.