Реформы в неволе не развиваются

Экономика и финансы
«Эксперт» №40 (440) 25 октября 2004
Взяв за образец чилийскую пенсионную реформу, российские чиновники переделали ее под себя. И в результате пенсионная система в России снова становится распределительной

"Возраст выхода на пенсию в России может быть повышен", - заявил на прошлой неделе председатель правления Пенсионного фонда РФ (ПФР) Геннадий Батанов. Он сообщил, что закон на эту тему уже готовится, и в следующем году "может начаться его обсуждение". Необходимость такого решения глава ПФР объясняет тем, что при повышении возрастной пенсионной планки можно будет увеличить размер пенсии. "Многие страны приходят к постепенной передвижке пенсионного возраста, - заявил г-н Батанов, - и мы никуда от этого не денемся, нам придется заниматься этой проблемой".

На первый взгляд, решение властей вполне обоснованно. В России пенсионный возраст действительно едва ли не самый низкий в мире - 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. В силу этого уже сейчас пенсионером по возрасту является каждый пятый гражданин страны и всего лишь на 52 млн налогоплательщиков приходится около 38 млн пенсионеров. И соотношение это постоянно ухудшается.

Однако новая инициатива правительства вызывает недоумение по двум причинам. Во-первых, сегодняшняя ситуация не вызывает сомнений в возможности расплатиться с пенсионерами. По последним правительственным оценкам, только профицит федерального бюджета в этом году составит более 587 млрд рублей, то есть сумму, сопоставимую со всеми годовыми расходами на трудовые пенсии.

Второе, и самое главное, - два года назад у нас ведь началась пенсионная реформа, пропагандируя которую, Александр Починок, занимавший тогда должность министра труда и соцобеспечения, красиво рассказывал, что теперь гражданин сможет сам решать, когда ему выходить на пенсию: если скопил много денег - уходи пораньше, если мало - задержись на работе. Почему же сейчас возникает необходимость законодательно повышать для всех граждан пенсионный возраст? Ответ напрашивается лишь один - реформа провалилась.

Чилийский пример

К середине прошлого века во всех развитых странах нормой стало существование распределительных пенсионных систем. Основаны они на простом принципе: работающие граждане платят социальные налоги в госбюджет, а бюджет из этих средств выплачивает деньги тем, кто уже вышел на пенсию. Однако стройные здания распределительных систем стоят на зыбком песке демографии. Их основная проблема кроется в старении населения - продолжительность жизни увеличивается, а рождаемость снижается. За последние полвека продолжительность жизни возросла в Великобритании на 8 лет, в Италии - на 12, в Японии - на 16,5. Американец, достигший 65-летнего возраста в 1995 году, в среднем мог смело рассчитывать еще на 17,5 лет жизни, тогда как в 1950 году срок "дожития" составлял всего 14 лет. Согласно прогнозу ООН, в Западной Европе, США, Канаде, Японии, Австралии и Новой Зеландии к 2030 году люди старше 65 лет будут составлять четверть населения (сейчас - 15%).

Такое долголетие работающему населению обходится слишком дорого: нагрузка на налогоплательщиков тем тяжелее, чем их меньше по отношению к пенсионерам. В противном случае возникает дефицит средств, а на попытки закрыть его повышением