Охота на хищников

Политика
«Эксперт» №44 (444) 22 ноября 2004
Тесные отношения с Россией для таджиков - что-то вроде долгожданного возвращения в СССР. Заплатить за эту хрупкую стабильность придется тотальным усилением режима президента Эмомали Рахмонова

"Такой вот рейс", - как-то отрешенно пробормотал сотрудник аэропорта Домодедово у стойки регистрации билетов, к которой я с трудом пробрался через толпу таджикских рабочих. Рабочие увлеченно задраивали скотчем свои баулы и коробки. Этот резкий звук заглушал все прочие шумы, производимые пассажирами: одни, отталкивая друг друга, лезли за стойку с оплаченными квитанциями за перевес груза - а перевес был почти у всех, другие - всеми правдами и неправдами добивались от замученных клерков права не платить за слишком тяжелый багаж. В багажное отделение бесконечной чередой уходили сумки, тюки, коробки с телевизорами, магнитофонами, компьютерами и еще бог знает чем. Самолет "Таджикских авиалиний", летевший по маршруту Москва-Душанбе, был забит до отказа. Салон через пятнадцать минут наполнился тяжелым запахом турецкой кожи и стал походить на огромный строительный вагон, в который с дневной смены вернулись сотни рабочих. Рейс в Душанбе - удовольствие не из дешевых: билет только в один конец стоит больше двухсот долларов. При этом билеты сейчас достать трудно, хотя только из Москвы летают два рейса в день - перелет сотен тысяч таджикских гастарбайтеров носит исключительно сезонный характер: в конце осени многие возвращаются с заработанными деньгами на родину, чтобы, пережив зиму, снова отправиться на заработки в Россию. Так что весной уже трудно будет достать билет в обратную сторону.

В душанбинском аэропорту эту шумную толпу таджикские таможенники стали отсекать от более респектабельных пассажиров. "Вы из России? Вы тоже? И вы? Проходите без очереди!" - обратился таджикский пограничник ко мне и еще нескольким пассажирам в костюмах. Толпа, безропотно застывшая на улице у стеклянных дверей, неохотно расступалась, пропуская "чужаков". Без всяких проволочек в мой паспорт был поставлен штамп о прибытии, и мне указали на выход. Багаж был при мне. Проходя через несколько дополнительных постов пограничников и таможенников, я оглянулся на моих недавних попутчиков, терпеливо ожидавших в ночи за стеклом, пока обслужат "иностранцев". В их глазах читалась обреченность и какой-то детский страх. В действиях таможенников ощущалось легкое нетерпение: они торопились приступить к разборкам с соотечественниками - чтоб без лишних свидетелей. Перед зданием аэропорта на слабо освещенной площади терпеливо стояла серая толпа - в основном старики, женщины и дети. Они ждали своих.

Золотая жила

Таджикистан для авиакомпаний - золотая жила. Из одного только душанбинского аэропорта в Москву вылетает до девяти самолетов в неделю. Из Куляба на юге - три рейса, из Худжанда (бывший Ленинабад, на севере республики) - четыре. А ведь есть еще рейсы в Красноярск, Иркутск, Новосибирск, Екатеринбург. Так что в общей сложности за неделю из Таджикистана в Россию вылетает более 30 переполненных - в среднем более 160 пассажиров на борту - самолетов. В пик трудового весенне-летнего сезона мест катастрофически не хватает. "У нас нет достоверных данных о масштабах трудовой миграции в Россию, но соверш