Покушение на экономику

Книги
«Эксперт» №9 (456) 7 марта 2005
Покушение на экономику

Если бы великий немецкий обществовед Макс Вебер узнал, что авторы хрестоматии записали его в основоположники дисциплины под названием "экономическая социология", он был бы, пожалуй, приятно удивлен. Патриарх французской социологии Пьер Бурдье, тоже занявший в книге почетное место, наверное, охарактеризовал бы это как типичный случай "присвоения индивидом символического общественного достояния".

Впрочем, сборник, составленный проректором Высшей школы экономики Вадимом Радаевым, только выиграл от такого "присвоения". В книгу помимо глав из классических работ Вебера и Парсонса включены статьи 25 западных теоретиков, написанные в 80-е и 90-е годы. Авторы представляют разные школы и используют разные подходы и методы, по большей части небанальные. Так, "популяционная экология организаций" Ховарда Олдрича рассматривает соперничество, выживание и приспособление организаций как процесс естественного отбора; а, скажем, Нил Флингстин с помощью "политико-культурного подхода" пытается показать, почему вмешательство государства не разрушает рынок, но является необходимым условием его существования. Объединить этих смелых новаторов может только общий противник, а именно - (нео)классическая экономическая теория.

Идеологический турнир обществоведов идет уже доброе столетие: экономисты упрекают социологов в пустословии и левацкой ангажированности, а социологи экономистов - в бездушном рационализме, чрезмерном индивидуализме и игнорировании культурных ценностей. Экономисты не без успеха разворачивают наступление: расширяют понятие рациональности, анализируют роль институтов в рыночных процессах и распространяют свои методы на "рынки социального капитала" и "нематериальных ресурсов". "Новая экономическая социология" - контратака социологов: пытаясь перенести сражение на территорию противника, они берутся изучать мелкий бизнес и фондовые биржи. Парадокс в том, что в результате этих битв наука об обществе вновь обретает единство, утерянное еще во времена Вебера.