Донос в консисторию

На улице Правды
Москва, 25.04.2005
«Эксперт» №16 (463)

Успехи изоляционистской идеологии - всяческие вариации на тему крепости "Россия" etc. - хорошо объясняются логикой реакции. Мы прожили достаточно длительный период, когда господствовавшая в умах либеральная идеология имела возможность (и воспользовалась ею) совершить самые разнообразные ошибки (которые при желании можно переквалифицировать и в преступления), а также сильно злоупотребляла понятием свободы (см. типическую историю - и если бы она была одна такая - с кощунственной выставкой в Доме-музее А. Д. Сахарова), как будто специально пробуя его на излом - крякнет или не крякнет. Естественно, что в конце концов крякнуло.

Изоляционистская мысль исправно составляла список либеральных грехов, используемый ныне как приложение к всепобеждающему понятию "либерасты". Полезность понятия в том, что любому, пусть самому смиренному, напоминанию о ценностях свободы и права отныне противопоставляется исчерпывающий ответ: "Либераст!". А для большей убедительности прилагается список. в котором всего до кучи - от Вашингтонского консенсуса до "Голубого кала". Прием не то чтобы сугубо честный, но вполне успешный. Банкротством (вполне очевидным) практикующих либералов легко замазать самые почтенные идеи. Против либеральной критики была выстроена непрошибаемая линия Маннергейма. А также Сталина и Зигфрида.

Казалось бы, при таких надежных тылах ничто не мешало слагать более или менее убедительные учения о пользе изоляционизма. Либерасты отсечены, а с прочими можно заниматься приятной дискуссией. Однако идеологи не учли, что, если не знать удержу в творчестве, можно смутить далеко не только либерастов. Учение православного предпринимателя М. З. Юрьева насчет крепости "Россия" оказалось дополнено более детальным учением о сословном делении в грядущей России. Выполненное в жанре утопии, оно повествует о классическом трехчленном делении общества - oratores, bellatores, laboratores - с тем, однако, уточнением, что второе сословие, несущее воинскую службу и единственное, в отличие от прочих сословий, обладающее политическими правами, именуется опричниками и даже имеет традиционную атрибутику в виде метлы и собачьей головы.

Тут ряды либерастов сразу начинают шириться, поскольку есть такая вещь, как русская история и русская культура, вполне однозначно трактующая определенные символы прошлого. Н. М. Карамзин тут оказывается отъявленным либерастом - вместе со всей русской классикой. То есть для возрождения традиционных русских ценностей можно и нужно с легкостью похерить все свое классическое наследие.

Поскольку же утопия - жанр старинный, то традиционные русские ценности, обретаемые в грядущей России, оказываются слегка переиначенными и еще более традиционными ценностями, изложенными еще Платоном в "Государстве", - вплоть до того, что культ собаки у опричников (у Платона - стражи) заимствован из того же источника и буквально в тех же словах. Вероятно, и у Платона с Томасом Мором "было очень много глубинно русского". Отчего ряды либерастов ширятся далее, включая в себя, нап

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (463) 25 апреля 2005
    Инфляция и экономический рост
    Содержание:
    Не злое зло инфляции

    Инфляция сегодня не является первоочередной проблемой. Куда более опасна наметившаяся стагнация производства. Расшивка отраслевых ограничений выпуска, налоговое стимулирование инвестиций, грамотная таможенная политика - вот что надо для роста предложения. А вот ускоренное укрепление рубля и денежное сжатие только навредят делу

    Разное
    Спецвыпуск
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Книги
    На улице Правды
    Реклама