Полоса препятствий

Культура
Москва, 25.04.2005
«Эксперт» №16 (463)
Ларс фон Триер - один из немногих современных режиссеров, способных активно влиять на развитие европейского кинематографа. Его новый фильм - очередной успешный эксперимент и одновременно манифест, самопародия и исследование принципов киноисскуства

Европейское кино давно уже пестует собственную усредненность, эстетическую предсказуемость. Всякий радикализм, похоже, отдан на откуп былым окраинам кинематографического мира; воспользовавшись этим, сперва японские, а в последнее время корейские режиссеры мощно заявляют о себе миру. Даже самые опасные и маргинальные эстетики в Европе неумолимо перерабатывают в качественный и привычный мейнстрим, как это произошло несколько лет назад с откровенной порнографией, которая с помощью Катрин Брейя и прочих французов стала неотъемлемой частью среднестатистического фестивального кино. Кинохулиганов, не желающих мириться с всеобщей стандартизацией, в Европе осталось совсем немного - Педро Альмодовар, Михаэль Хайнеке, и главный из них, похоже, датчанин Ларс фон Триер. Его последний фильм, только что вышедший в российский прокат, - "Пять препятствий" - не вмещается ни в какие жанровые рамки.

Поразительнее всего то, что Триер по выслуге лет давно уже мог бы превратиться в мэтра, чуждого каким-либо экспериментам. Еще в 1984 году всеевропейский фурор произвела первая же его полнометражная работа "Преступный элемент" - мрачный, изысканный артхаусный фильм. Некоторое время он работал в той же стилистике, производя мощное, но все же вполне укорененное в привычной стилистике кино; в "Европе" Ларс фон Триер демонстрировал депрессивную послевоенную Германию, в "Королевстве" соединял хичкоковский хоррор с психоделикой Дэвида Линча. Однако в 1994-м он резко сменил ориентиры, заодно устроив веселый переворот в киносознании; ничего радикальнее придуманного Триером течения "Догма" в Европе в 90-е не было. "Догма" была сконструирована из набора жестких правил: нельзя использовать декорации, сюжет не должен быть слишком эффектен (никаких убийств, например) и т. д. "Догма" подавалась как мощное движение с большим числом участников. Примечательно, однако, что использовать все ее теоретические разработки смог только сам фон Триер, остальные участники группы мало чем себя прославили. Сняв в рамках "Догмы" "Рассекая волны" и "Танцующую в темноте", фон Триер с издевательской легкостью отказался от придуманных им (вроде бы для решительного обновления кинематографа и возвращения его к живительным истокам) жестких правил. Знаменитый "Догвилль" снят прямо противоположными методами: вместо натуры - крайне условные имитации декораций, а что касается убийств, так крови здесь больше, чем в гонконгских боевиках.

К фон-триеровским экспериментам за прошедшие годы можно было бы и привыкнуть. Однако "Пять препятствий" - фильм, неожиданный даже для фон Триера. И не просто из-за полнейшей жанровой неопределенности - документальное кино здесь смешивается с художественным, при этом неотъемлемая часть конструкции - короткометражки. "Пять препятствий" - смесь манифеста с глубоким самоанализом, фильм о принципах функционирования кинематографа вообще.

Героев в картине два: первый - сам фон Триер, второй - виднейший датский документалист Йорген Лет, когда-то обучавший Триера ремеслу в киношколе, в кон

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (463) 25 апреля 2005
    Инфляция и экономический рост
    Содержание:
    Не злое зло инфляции

    Инфляция сегодня не является первоочередной проблемой. Куда более опасна наметившаяся стагнация производства. Расшивка отраслевых ограничений выпуска, налоговое стимулирование инвестиций, грамотная таможенная политика - вот что надо для роста предложения. А вот ускоренное укрепление рубля и денежное сжатие только навредят делу

    Разное
    Спецвыпуск
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Книги
    На улице Правды
    Реклама