Фантом частной собственности

Экономика и финансы
«Эксперт» №24 (471) 27 июня 2005
Право собственности в России не признается ни государством, ни частным бизнесом, ни каждым гражданином в отдельности, ни обществом в целом. А это значит, что частной собственности в России просто нет
Фантом частной собственности

В статье "Пусть отвечают" мы рассказывали о победе компании "Минфин" в судебной тяжбе с Министерством финансов. Сегодня мы продолжаем тему ответственности чиновников перед бизнесом рассказом еще об одном прецедентном случае.

24 мая 2005 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал российское правительство выплатить компании "Русатоммет" задолженность по ОГВЗ III серии в размере 100 тыс. долларов плюс компенсацию ущерба и пени. Речь идет об одной гособлигации из числа тех, по которым в конце девяностых был объявлен так называемый дефолт. По условиям выпуска данного государственного займа она должна была погашаться 14 мая 1999 года, однако государство не выполнило своих обязательств и не погасило облигацию в установленный срок.

"Мы приходим в Министерство финансов и говорим: 'Господа, вы должны заплатить', - рассказывает советник генерального директора компании 'Русатоммет' Владислав Гершкович. - Они спрашивают: 'Кому?' Мы говорим: 'Нам - вот есть договор займа'. Они отвечают: 'Подождите полгода, мы подумаем, что с вами делать'. Прошло полгода, они заявляют: 'Не потому, что мы вам что-то там должны, а просто из сочувствия мы решили предложить вам новацию - обмен ваших бумаг на облигации с более поздними сроками погашения'. - 'А если мы не хотим?' - 'А кто вас спрашивает?' - 'Но ведь новация - это юридически добровольное дело'. - 'Ну вы же сами все понимаете'. - 'Тогда мы в суд пойдем'. - 'Это ваше право'".

Уверенность минфиновских чиновников в том, что судебное разбирательство не изменит ситуацию, была небеспочвенной: решение суда гласило, что единственный путь погашения облигаций - это новация. "Мы направили протест в Высший арбитражный суд, но он лишь подтвердил это решение, - рассказывает Владислав Гершкович. - И тогда мы обратились в Страсбург, в Европейский суд по правам человека. Причем сразу по двум основаниям: во-первых, нас лишили собственности, а во-вторых, нас лишили права на справедливый суд".

В августе 2002 года ЕСПЧ обратился с запросом по делу "Русатоммета" в Высший арбитражный суд РФ (ВАС). Реакция последовала незамедлительно: дело отправили на пересмотр к тем же самым судьям. Однако на этот раз результаты судебных рассмотрений были кардинально другими: "Русатоммет" выиграл все слушания и в конце года получил исполнительный лист к Министерству финансов. "Но деньги по листу нам так и не выплатили, - говорит Владислав Гершкович. - Мы обратились в Службу судебных приставов (ССП), но это ничего не изменило. Мы пожаловались в суд уже на ССП, но судья заявил, что судебные приставы вообще не имеют права взыскивать что-либо с Министерства финансов. Тогда мы запросили суд, каким образом можно взыскать свои деньги с Минфина. И в суде нам сказали: 'Вам надо договариваться'".

Тогда "Русатоммет" обратился в суд с требованием привлечь министра финансов к уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ "Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта". Решение судьи повергло в шок даже видавших виды юристов: "Так как не суще