Россия и традиция собственности

Общество
«Эксперт» №44 (490) 21 ноября 2005
Миф о том, что Россия всегда была бедной страной со слабым институтом собственности, а русским людям чужд дух предпринимательства, очень мало соответствует реальности
Россия и традиция собственности

Александр Горянин (журналист, писатель, историк. Автор книг "Разрушение храма Христа Спасителя" (Лондон, 1988), "Мифы о России и дух нации" (Москва, 2002). Соавтор учебника "Отечествоведение" (Москва, 2004). Номинировался на Премию имени Ивана Петровича Белкина и пpемию "Национальный бестселлер")

Существует гипотеза, гласящая, что Россия никогда не знала настоящих собственников. Вот уже лет тpидцать ее настойчиво внедряет американец Ричард Пайпс. Из всех согласных с Пайпсом в самой России самый согласный - Е. Т. Гайдар, цитаты последуют. Впрочем, главные поклонники данной идеи обретаются в красном лагере. Там не обязательно слышали о Пайпсе, но, как и он, к мысли об отторжении Россией собственности пришли через долженствование.

Идея собственности, особенно собственности на землю, как уверяют наши "красные кхмеры", захламившие интернет неосоциалистическими проектами, чужда русскому складу ума, русским не присущ торговый дух (или, для уничижения, "торгашеский"), гадок телец златой. Чистые сердцем самоучки, внушающие подобные взгляды, доверчиво распространяют положения советского Уголовного кодекса на все историческое бытие России - надо полагать, видя в статьях УК высшее проявление русского национального духа.

Вообще проецирование эфемерного СССР на историческую Россию - одинаково привычный вывих как у правых, так и у левых публицистов последних лет. Им бы вспомнить, что русскому государству (даже если брать только нашу письменную историю, без археологической) двенадцать веков. Семьдесят советских лет на этом фоне - краткий эпизод, страшный сон. Который, к счастью, уже позади.

Отчего-то у нас стесняются твердо заявить, что полтора десятилетия назад исправлена досадная опечатка истории: Россия отказалась от модели, не принадлежавшей ни к одной из известных цивилизаций, и вернулась к цивилизационному выбору, который однозначен и несомненен на всем ее пути, начиная с IХ века (и уж, во всяком случае, с Крещения) и до 1917 года.

Ни собственности, ни свободы

Работы Р. Пайпса в 90-е годы многими у нас были восприняты как имеющие знак качества, особенно его книга "Россия при старом режиме". Кого-то привлекла простота объяснений, всего и сразу. Книга давала читателю легкий в употреблении алгоритм, позволяющий, казалось, не только выявить подоплеку любого факта русской истории, но и блеснуть в застольной беседе. Беда, однако, в том, что простое объяснение не обязательно правильное. Ветер дует не потому, что его создают качающиеся деревья.

Пайпс утверждает: "Старая Россия не знала полной собственности ни на землю, ни на городскую недвижимость; в обоих случаях это были лишь условные владения". Дабы не иметь в стране ни одной независимой от себя силы, царизм (что бы ни означал этот термин), по словам Пайпса, "последовательно не давал сложиться крупным богатствам". Сразу вспоминаются Строгановы. Во время "междуцарствия" и событий Смутного времени они оказали большую денежную, продовольственную и военную помощь правительству. Только деньгами они пожертвовали около 842 т