Поздно сбросили

Политика
Москва, 20.03.2006
«Эксперт» №11 (505)
О том, почему опасно полностью контролировать поведение своих союзников, рассказывает специалист по Восточной Европе и цветным революциям Валери Банс

Споры о природе цветных революций, происшедших на постсоветском пространстве, не утихают до сих пор. Что это было на самом деле? Удачная работа штатовских политтехнологов, расширяющих сферу американского влияния в Восточной Европе, или внутренние процессы, сложившиеся в бывших советских республиках?

Президент Американской ассоциации славяноведения Валери Банс, чья книга "Подрывные учреждения: почему вместе с социализмом развалились государства в СССР и Югославии" стала классикой советологии, считает, что упомянутые революции лишь последняя волна "демократизации", начавшейся в Восточной Европе еще в советские времена. В конце февраля Банс в рамках организованной Институтом общественного проектирования программы "Русские чтения" представила свою версию того, что такое цветные революции и куда они ведут. По ее мнению, и России может грозить такая революция, поскольку Восточная Европа всегда была для нашей страны детонатором новых политических процессов.

Валери Банс известна и тем, что еще в начале 80-х годов она пришла к выводу: СССР вскоре придется избавиться от восточноевропейского блока как от геополитической обузы. Об этом "Эксперт" и решил с ней поговорить.

Как ушел СССР

-- Как вы пришли к выводу о том, что Восточная Европа является для СССР обузой?

-- Изучая советский блок, я была поражена тем, насколько большим влиянием СССР располагал в странах Восточной Европы. Москва контролировала экономику и политическую систему этих стран, контролировала границы советского блока, контролировала восточноевропейские коммунистические партии, целиком обеспечивала энергией эти страны. Казалось, что СССР владеет всем и контролирует в Восточной Европе все. Это-то и настораживало.

Я как раз прочитала мемуары одного советского генерала, не помню его имени, которые были переведены на английский и печатались на Западе. Речь шла о чехословацких событиях 1968 года. Помимо прочего генерал писал, что, если в Восточной Европе возникнет хоть одна небольшая проблема, она сыграет роль детонатора -- и рухнет все. Мне это замечание показалось очень интересным, и я начала думать о том, как был устроен советский блок -- начиная с военного пакта и кончая Советом экономической взаимопомощи (СЭВ). Стала размышлять о событиях в Чехословакии: о том, что главная причина, по которой Брежнев решил ввести войска в страну, -- проникновение словацкого национализма на Украину. Проникновение это оказывало довольно сильное влияние на украинскую политику, а два представителя Украины в то время входили в состав Политбюро. Мозаика начала складываться.

В это же время один мой друг-экономист начал собирать сведения о товарообороте между СССР и восточноевропейскими странами -- это была поистине титаническая работа. В результате он пришел к выводу, что Советский Союз практически субсидирует восточноевропейские страны. Тут надо отметить, что такая картина у него получилась даже без учета больших скрытых денежных потоков из СССР в Восточную Европу, которые он не смог обнаружить. Так, после восстани

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (505) 20 марта 2006
    Финансовая политика
    Содержание:
    Цена монополии на ликвидность

    Испугавшись инфляции, правительство и ЦБ готовы ужесточить денежную политику. Между тем основная причина периодических всплесков инфляции заключается в фундаментальном дефиците денег в экономике. Но для того, чтобы его ликвидировать, надо либерализовать денежный рынок

    Обзор почты
    Реклама