Удачный опыт

Международный бизнес
Москва, 20.03.2006
«Эксперт» №11 (505)
В страны ЕС, которые открыли свой рынок труда для мигрантов из Восточной Европы, приехало в десятки раз больше людей, чем ожидалось. Вопреки опасениям скептиков европейской экономике это пошло только на пользу

"Девушки для работы массажистками. Опыт необязателен. Зарплата до 400 фунтов", -- двадцатипятилетний Томаш Машкевич переводит мне, сбиваясь на смешки, написанное по-польски объявление. Объявление на листке ярко-салатовой бумаги приклеено на витрину газетной лавки в лондонском районе Хаммерсмит. Это местная "стена плача". Не еврейская, как в Иерусалиме, а польская -- в Лондоне. Все началось с нескольких объявлений на польском, которые хозяин лавки пару лет назад разрешил приклеивать на витрину в надежде, что это привлечет покупателей. Его расчет оправдался: сегодня вся витрина снизу доверху заклеена цветными бумажками, на которых от руки по-английски и по-польски написаны сотни объявлений о предлагаемой работе или ее поиске. У "стены плача" с блокнотами и ручками стоят десятки мужчин и женщин разных возрастов. Они старательно переписывают номера телефонов потенциальных работодателей.

"Четыреста фунтов -- в Варшаве это очень хорошая месячная зарплата", -- говорит Томаш. Десять дней назад он прибыл на лондонский автовокзал Victoria автобусом из Варшавы, до которой добирался несколько часов из своего родного Плоцка в Центральной Польше. В Лондон Томаш приехал не на пустое место -- здесь уже больше года официанткой работает его старшая сестра. Но он не хочет идти в официанты: "Такую работу я мог бы найти и в Варшаве". В Лондоне надеется найти работу в офисе -- чтобы была польза от четырех лет изучения экономики и языков в университете.

Лондон сегодня полон такими, как Томаш и его сестра Моника. Еще летом 2004 года на кассах супермаркета резко обновился состав продавцов. Смуглые, с восточными чертами лица Али, Мехмет, Самира и Зухра куда-то пропали, а их место заняли светлоглазые и светловолосые Адам, Лех, Данута и Моника. Польские имена и акцент почти мгновенно стали типичны в лондонской сфере обслуживания, а чуть позже и по всей Британии. Сегодня, два года спустя, заказывая кофе, нанимая уборщицу или вызывая сантехника, житель Британии скорее всего столкнется с недавним трудовым мигрантом с востока -- одним из более трехсот тысяч восточноевропейцев, которые после расширения Евросоюза 1 мая 2004 года приехали сюда в поисках лучшей доли. Этого дня в Западной Европе опасались многие. В "старой Европе" политики, экономисты, журналисты, профсоюзы, да и простые обыватели всерьез опасались, что сразу же после расширения ЕС сюда устремятся сотни тысяч восточноевропейцев, готовых работать за гроши и отнимающих рабочие места. Поэтому 12 из 15 стран "старого ЕС" ввели ограничения на миграцию рабочей силы из новых стран-членов.

Страны с зарегулированными рынками труда требовали сохранить для восточноевропейцев прежние правила: они могут работать только при наличии соответствующих разрешений. Еврокомиссия согласилась на отсрочку решения вопроса (срок переходного периода -- семь лет). Пока же свои рынки труда для восточноевропейцев открыли лишь три страны -- Великобритания, Ирландия и Швеция. Здесь посчитали, что мигранты пойдут на пользу гибким рынкам труда. В са

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (505) 20 марта 2006
    Финансовая политика
    Содержание:
    Цена монополии на ликвидность

    Испугавшись инфляции, правительство и ЦБ готовы ужесточить денежную политику. Между тем основная причина периодических всплесков инфляции заключается в фундаментальном дефиците денег в экономике. Но для того, чтобы его ликвидировать, надо либерализовать денежный рынок

    Обзор почты
    Реклама