Падать всегда больно

Повестка дня
«Эксперт» №22 (516) 12 июня 2006
Российский фондовый рынок продолжает лихорадить. Кто и почему продает и покупает акции российских компаний, объясняет старший портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Александр Крапивко

— В начале мая уже было сильное падение РТС. Падение с 6 по 9 июня — это продолжение тенденции?

— Перед майским падением в Россию и другие развивающиеся рынки пришло много денег, была общемировая ликвидность, направленная на развивающиеся рынки. Но на уровне РТС 1700‑1750 Россия перестала быть недооцененной страной. Поводом для падения стали новости об ускорении инфляции в США (кстати, именно эта новость послужила началом падения мировых финансовых рынков и российского в частности на 26% в апреле-мае 2004 года), которые спровоцировали risk aversion — «отвращение к риску» — в общемировом масштабе. Началась продажа ценных бумаг развивающихся рынков (акции, долги и т. д.). Сначала вышли хедж-фонды (они самые прыткие), а потом начали продавать все остальные. Продажи на одном развивающемся рынке подталкивали продажи на другом, такая самовоспроизводящаяся спираль.

— Но ведь потом рынок остановился…

— Роcсийские частные инвесторы, большинство из которых пришли на рынок в последние два года, воспринимают любую коррекцию как возможность купить много и дешево. Как только рынок упал, они начали снова нести деньги в ПИФы. На рынке очень много начинающих инвесторов: за первые три месяца 2006 года в ПИФы было принесено денег столько же, сколько за весь 2005 год. Не хватает и компетентных управляющих, ведь только за 2005 год число ПИФов выросло примерно в три раза. Многие забыли, что рынок может не только расти.

— А что происходит сейчас?

— Россияне продолжают нести деньги в ПИФы. Но приток всех российских частных инвестиций за неделю может не покрыть однодневный выход одного какого-нибудь западного фонда. Между тем пока все разнообразные западные игроки — и инвестфонды (в том числе пенсионные), и хедж-фонды; и европейские, и американские, и азиатские; и те фонды, которые инвестируют по всему миру, и нацеленные только на Восточную Европу, и только на Россию — у нас на рынке в каком-то объеме остаются. Но общее состояние risk aversion по-прежнему довлеет в мировой инвестиционной среде.