Горячие московские крыши

Русский бизнес
Москва, 10.07.2006
Мало того что иностранцы качают наши нефть и газ с помощью своих новых технологий, сегодня их волнует еще и энергоэффективность российской экономики

Транснациональные нефтяные корпорации в последнее время развили у нас бурную информационную деятельность. То здесь то там российские газеты и журналы рекламируют зарубежные нефтяные ТНК, их технологии и ноу-хау. То заводы по производству сжиженного природного газа (СПГ), то технологии газожидкостной конверсии (GTL), то «интеллектуальные скважины», а то и трубы с расширяемым диаметром. Похоже, что-то перевернулось в головах иностранцев. До этого создавалось такое ощущение, что зарубежный капитал рассматривал наши углеводородные ресурсы как элемент модели отношений «метрополия‑колония». Мы решили проверить, насколько в действительности меняется парадигма, правда ли, что инвестиции в нефтегазовый сектор, которые предлагают нам иностранные компании, становятся более технологичными. С этими вопросами мы обратились к председателю концерна Shell в Российской Федерации Крису Финлейсону. Глава российского офиса Shell окончил в свое время Манчестерский университет по специальности «физика и геология», работал в ряде азиатских и африканских стран в качестве топ-менеджера и хорошо знает подходы западных ТНК к богатым ресурсами развивающимся экономикам.

Газ в обмен на технологии

— У России много газа, больше трети мировых запасов, и мы понимаем, что нам не дадут жить спокойно. Но нам интересно, может ли Shell или другие транснациональные компании помочь не только извлечь наше национальное достояние, но и дать нам что-то взамен?

— Давайте посмотрим на два разных проекта, в которых Shell участвует в России. Во-первых, Салымское месторождение. Этот проект реализуется в Западно-Сибирской нефтяной провинции. Возникает вопрос: а что иностранная компания может привнести туда, где российские нефтяники и так успешно работают уже много лет. Если вы поедете и посмотрите на то, как этот проект реализован, вы все поймете. Мы работаем там с самыми низкими затратами. У нас лучшие экологические показатели, показатели в плане охраны труда и техники безопасности лучше, чем у любой другой компании, которые работают здесь. И достигаем мы таких результатов, используя больше чем на девяносто процентов российских поставщиков и контракторов. Кроме денег, мы привнесли в это проект свой опыт управления, интеграции и организации работы мирового уровня. Такой российско-международный микст дает больше возможностей всем сторонам.

Кстати, знаете, например, что часть российского оборудования, которое мы используем по Салыму, мы планируем использовать в других наших проектах. Так, мы теперь используем российские буровые долота на наших месторождениях в Омане.

Во-вторых, Сахалин. Это огромная новая нефтегазовая провинция. Запасы углеводородов у острова Сахалин соответствуют остаточным запасам всего Северного моря. Но в России такого типа шельфовые проекты раньше просто не реализовывались. Это уникальный проект: две морские офшорные платформы с основанием гравитационного типа, способные работать в обстановке большой ледовой нагрузки. Таких больших платформ в России до нас не делал никто. Мы ст

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (520) 10 июля 2006
    Мировые финансы
    Содержание:
    Откуда не ждали

    Отток капитала с развивающихся рынков наиболее сильно ударил по Турции. Масштабы разразившегося в стране финансового кризиса пока невелики, но он показал, что в экономике страны есть масса нерешенных проблем

    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама