Шелуха без идеологии

Культура
Москва, 10.07.2006
«Эксперт» №26 (520)
Организаторы Московского кинофестиваля никак не могут определиться, какое кино они хотят показывать и зачем

Московский кинофестиваль — это Россия, скукожившаяся до размеров кинотеатра «Октябрь». Подобно стране в целом, ММКФ страдает от ностальгии по если не великому, то грозному, а потому внушающему уважение прошлому, а также отныне ничем не мотивированных имперских амбиций. Быть «просто фестивалем», как, например, смотр в Карловых Варах, ММКФ якобы негоже, подавай ему место в первом ряду возле Канн, Венеции и Берлина. Проблема лишь в том, что право на звание фестиваля, влияющего на мировой кинопроцесс, а не просто стоящего в сторонке, нужно заслужить. И достигается оно не одинарными озарениями и разовыми успехами (смотрите, завидуйте — к нам приехал Жерар Депардье!), а бесперебойной, планомерной, осуществляемой на неизменно высоком уровне работой.

В этом году в организации фестиваля наметился очевидный прогресс: ММКФ наконец-то переместился из убогого Дома кино с его полутора залами и обшарпанными стенами в просторный, шикарный «Октябрь». Результат не замедлил сказаться: вечером в выходные дни все десять залов кинотеатра были забиты до отказа — впервые за многие годы фестиваль не прошел мимо москвичей, не остался междусобойчиком посвященных, а стал общегородским культурным событием.

Повезло на этот раз и с жюри. Конечно, отказ Михаэля Ханеке и Питера Гринуэя возглавить судейскую коллегию больно ударил по самолюбию организаторов, зато выставленного на замену Анджея Жулавского они должны были просто носить на руках. Такого взвешенного и объективного судейства ММКФ не видел давно. Польский режиссер заранее и очень четко сформулировал принципы, согласно которым он и его коллеги будут выбирать победителя, и, судя по результатам награждения, жюри следовало им неукоснительно. «Золотой Георгий», доставшийся шведской драме «О Саре», где речь идет о том, как сложно женщине совмещать карьеру с семейным счастьем, многих удивил. В конкурсе было немало картин, которые с таким же успехом могли претендовать на главный приз. Но только одна из них полностью отвечала критериям пана Жулавского: гуманизму, интеллигентности, человечности, режиссерскому, актерскому и сценарному мастерству. Причем председатель жюри поставил перед своими подопечными дополнительное условие: фильм-победитель должен быть таков, чтобы они согласились купить на него билет, как это делают обычные зрители, и смогли бы без боли посмотреть его второй раз (обычно на церемонии закрытия крупных фестивалей показывают ленту, получившую главную награду).

Имена остальных лауреатов тоже нареканий не вызвали: классик французского кино Бертран Блие по совокупности лет безусловно заслужил награду за режиссуру, дебютная картина Джереми Брока «Уроки вождения» была вполне достойна поощрения в виде Специального приза жюри, а актеры-призеры Йенц Харцер из «Страхования жизни» и Джули Уотерс из тех же «Уроков» блестяще справились со своими ролями.

Впрочем, главная проблема Московского кинофестиваля, как и прежде, — отсутствие внятной идеологии. Организаторы ММКФ все никак не могут определиться, какое кино они хотят

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (520) 10 июля 2006
    Мировые финансы
    Содержание:
    Откуда не ждали

    Отток капитала с развивающихся рынков наиболее сильно ударил по Турции. Масштабы разразившегося в стране финансового кризиса пока невелики, но он показал, что в экономике страны есть масса нерешенных проблем

    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама