Имя нации

Общество
Москва, 11.09.2006
Неизбежные изменения, проблемы преподавания, отношение государства – вот что определяет сегодняшнее состояние русского языка. Чтобы это состояние не стало критическим, требуется объединение усилий пользователей и профессионалов

На вопрос, что сегодня происходит с русским языком, ответ один: ничего. Мы, те, кто говорит на русском языке с детства или специально изучает его, слава богу, не перестали понимать друг друга. Профессор понимает слесаря, а слесарь — жителя Москвы и Дальнего Востока. А то, что происходит с языком, происходит с нами самими: мы стали употреблять неисчислимое количество иностранных слов и сленга, мы безграмотно пишем, наши дети мало читают. Но стеная «русский язык сложный, его надо упростить», «заимствования нас задушат, вернемся к истокам», «ситуация критическая, мы его теряем», легче снять с себя ответственность. Ситуация не нова. От Петра и доныне с каждым новым поворотом в истории нашего государства мы спешим спасать язык.

Вот и сейчас носителей русского языка тревожит снижение общего языкового уровня, ибо оно воздействует непосредственно на коллективный разум. «Дмитрий Лихачев однажды заметил, что о нравственном здоровье нации можно судить по состоянию ее библиотек. Я бы добавил, что об умственном здоровье нации можно судить по состоянию ее языка: чем язык беднее, тем ниже умственное развитие его носителя», — говорит доктор филологических наук, председатель правления Гильдии лингвистов — экспертов по документационным и информационным спорам Михаил Горбаневский. Конечно, не только за счет языка можно сохранять и наращивать интеллект нации, но без языка этого точно не сделать. Русский философ Георгий Федотов дал такое определение языку: «Язык не есть простое средство обмена мыслей. Язык есть имя нации как особого духовно-кровного единства, создающего свою культуру, то есть царство идеальных ценностей».

Языковые одежды

Когда говорят, что русский язык трудный, имеют в виду в основном грамматику. Это правда. У нас непростое письмо, потому что оно звукобуквенное: мы часто пишем слово не так, как произносим. У нас непростой синтаксис с пунктуационной вариативностью, чему бы надо радоваться, ведь синтаксический строй предложения отражает мысль, значит, она у нас не плоская и не одномерная. Русская грамматическая система стройная, величавая и разветвленная, да, ее непросто постичь, но, постигнув, изумишься. Мало того, по мнению многих языковедов, наш язык последней реформой 1956 года максимально упрощен. И все равно, стонем мы, трудно. После перестройки решение проблемы лингвисты увидели в широко обсуждавшейся в СМИ грамматической реформе. Но защитники действующей системы развернули знамена, и реформа не прошла.

Однако атака началась на другом фронте, и у грамотных людей сложилось впечатление, что наступило светопреставление. Вдруг в нашу орфографию вернулись упраздненные еще после революции «еры» и появились «трактиръ» и «банкъ», все слова в названиях организаций стали писаться на иностранный манер с прописных букв: Замечательная Инвестиционная Компания, сложные слова — соединяться по американскому образцу с большими буквами внутри: «СтройДомТам». А хлынувшие заимствования, в основном эти птичьи англицизмы! А лавинообразный характер современного словооб

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (527) 11 сентября 2006
    Кондопога
    Содержание:
    Тема: война в городе

    Московские СМИ поспешили увидеть в кондопожских событиях эскалацию праворадикальных настроений русских. Никто не пожелал увидеть настоящую причину городской войны — невероятную по масштабам и последствиям коррупцию

    Обзор почты
    Общество
    Реклама