Москва-маршировочная

Политика
Москва, 13.11.2006
«Эксперт» №42 (536)
Шествие радикальных националистов стало единственной традицией нового праздника — Дня народного единства. Оно вышло совсем не драматичным, куда менее пафосным, чем предполагалось, но тем не менее очень показательным

Заместители председателя московского отделения партии «Яблоко» Алексей Навальный и Андрей Бабушкин выглядели здесь явно лишними. Они не были похожи ни на участников «Русского марша», ни на журналистов, ни тем более на сотрудников милиции, которых утром 4 ноября на платформе станции «Комсомольская» Кольцевой линии московского метро было заметно больше, чем остальных. Между тем без Навального и Бабушкина почти абсурдная картина «Русского марша» выглядела бы не вполне полной — накануне они чуть не вызвали раскол в «Яблоке», подписав вместе с лидером московского отделения партии Сергеем Митрохиным заявление об участии «Яблока» в «Русском марше» в качестве наблюдателей. Уже через несколько часов зампред федерального «Яблока» Сергей Иваненко опровергал это заявление, но опровержение выглядело неубедительно. «Я не считаю лозунг “Слава России!” фашистским и всегда заканчиваю им все свои выступления, в том числе на демократических митингах», — похвастался Навальный корреспонденту «Эксперта» и пошел здороваться с крупным мужчиной в костюме с двуглавым орлом на лацкане. Этот мужчина — Александр Севастьянов, сопредседатель Национально-державной партии России (ее лидер, бывший министр печати Борис Миронов, уже три года находится в федеральном розыске по обвинению в разжигании национальной розни), — поздравил Навального с праздником и сообщил, что «сейчас начнется что-то интересное».

Агентурная сеть

Интересное появилось на платформе практически в ту же минуту. В человеке в черной папахе с кисточкой и со значком «Линия Сталина» на груди с трудом можно было узнать депутата Госдумы Николая Курьяновича, несколькими днями ранее исключенного из фракции ЛДПР и одноименной партии. Вероятно, именно членство в ЛДПР до сих пор сдерживало тягу Курьяновича к маскарадным костюмам — впрочем, в итоге он оказался практически единственным ряженым на «Русском марше».

Исключение Николая Курьяновича из ЛДПР стало блестящей иллюстрацией к выведенной накануне Глебом Павловским формуле срыва «Русского марша». «Естественно, когда правоохранительные органы создают агентурную сеть, неестественно, когда эти люди выходят на марши. Надо, чтобы соответствующие службы набрали соответствующие номера и отозвали их с “Русского марша”. И не надо будет ничего запрещать», — заявил Павловский журналистам 31 октября, и действительно: к этому времени практически все организации и частные лица, имеющие более или менее тесные контакты со структурами администрации президента и собиравшиеся принять участие в «Русском марше», под разными предлогами от участия в марше националистов отказались.

Место встречи изменить нельзя

По сути, единственной организацией, не изменившей своих планов на 4 ноября, осталось незарегистрированное Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Глава центра общественных связей ДПНИ и фактический лидер движения Александр Белов под своей настоящей фамилией Поткин направил в префектуру ЦАО несколько десятков заявок на проведение марша. Ни одна из заявок не была удовлетворена столи

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (536) 13 ноября 2006
    Водка
    Содержание:
    Водочная эпидемия

    Ужесточение алкогольной политики — вопрос сотен тысяч человеческих жизней, а в конечном итоге — выживания нации

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама