Ни Ялты, ни Тегерана

Москва, 15.01.2007
«Эксперт» №1-2 (543)
Резкая дестабилизация ситуации в мире — следствие исчерпанности предыдущих глобальных проектов и отсутствия новых

По уши увязнув в Ираке, США напрочь утратили стратегическую инициативу по всем основным направлениям внешней политики — от борьбы с оргпреступностью до нераспространения ядерного оружия. За год Вашингтон столкнулся с рекордным числом внешнеполитических кризисов — от едва не состоявшейся цветной революции в Мексике и ухудшения ситуации в Афганистане до ливано-израильской войны и ядерных испытаний в КНДР. Все это крайне озаботило американский истеблишмент. Правда, пока среди американцев доминирует точка зрения, что дело только в неумелых действиях администрации Джорджа Буша и при желании все еще можно исправить. Тогда как на самом деле дестабилизация вызвана более глубокими причинами. Обрушение существующего миропорядка ускорилось, поскольку на процесс распада несущих конструкций ялтинского мира в последние годы наложился прогрессирующий кризис альтернативного, неоконсервативного проекта.

Сегодня одновременно рушатся оба глобальных американских столпа — и доламываемый левый, рузвельтовский, заложенный еще во времена Великой депрессии и в ходе мировой войны, и правый, рейгановский, который должен был утвердиться на месте демонтируемого левого. Положение критическое: конструкции послевоенного мироустройства практически разобраны, и тут как раз правоконсервативное крыло потерпело полное фиаско, обнажив стратегическую несостоятельность (и военно-политическую, и финансово-экономическую) своего проекта.

Тегеранский сговор

Положение США в Ираке осложняется тем, что американцы не могут просто уйти оттуда, поскольку страна превратится в арену острого противостояния суннитов и шиитов. Саудовская Аравия уже ясно заявила, что, если США уйдут из Ирака, она не бросит на произвол судьбы иракских суннитов и будет прямо поддерживать их в борьбе против поддерживаемых Ираном шиитов. А поскольку Саудовская Аравия союзник США и на ее территории размещены американские военные базы, то перед Вашингтоном в таком случае возникнет дилемма: либо потерять этого важнейшего союзника в Персидском заливе, либо быть втянутыми в прямой конфликт с Ираном.

По иронии судьбы с наиболее жестким кризисом американским правым пришлось сегодня столкнуться именно там, где их проект и был впервые четко заявлен, — в Иране (иракскую кампанию с самого начала нельзя рассматривать в отрыве от попыток Вашингтона восстановить контроль над Тегераном).

При всем американо-иранском антагонизме исторически американский неоконсервативный проект — alter ego иранского фундаменталистского. Рейгановские апелляции к протестантскому фундаментализму, рейгановская риторика об «империи зла» (набожность Буша, опора на религиозный электорат, бушевская «ось зла» их органичное продолжение) даже хронологически вплотную следуют за иранской исламской революцией и идейно родственны тегеранским пассажам о Большом и Малом Сатане. Да что говорить, сама рейгановская администрация стала возможна в результате прямого сговора с аятоллами. Ни для кого давно уже не секрет история о том, как республиканцы уговорили иранцев «придерж

У партнеров

    Реклама