Офицеры и джентльмены

Тема недели
«Эксперт» №12 (553) 26 марта 2007
Редакционная статья
Офицеры и джентльмены

Рейтинги политического влияния, некогда непременный атрибут всех аналитических изданий и телевизионных программ, в последнее время большой популярностью не пользуются. Кажется, что все ясно. Какие могут быть рейтинги влиятельности при отстроенной вертикали власти? Однако накануне выборов мы решили, что имеет смысл определить список персон, которые оказывают влияние на политику страны.

В силу размеров России понять ее политику нельзя, не поняв региональной политики. Поэтому исследование, которое мы представляем, проводилось на уровне регионов — как опрос региональных экспертов, которые отвечали на вопрос «кого вы считаете влиятельным в политике вашего региона?». Исследование проводилось в 32 регионах в конце прошлого — начале этого года. Оно позволило выявить несколько важных черт современной политической системы.

Прежде всего видно, что нынешняя система — это система, а не хаос 90-х и начала 2000-х. Напомним, что тогда не существовало даже иерархии политических институтов. И одно это ставило под сомнение устойчивость политического строя в целом и целостность страны. Тогда происходила постоянная конкуренция между институтами власти: при формальном верховенстве института президентства с ним постоянно конкурировал парламент, сенат и крупный капитал. Сегодня президент безусловно находится на вершине иерархии, что, на наш взгляд, с учетом духа и размера страны — наиболее эффективный способ контроля за политическими рисками.

Другой важный вывод исследования — сильные позиции во власти умеренных либералов, которые по общему рейтингу влиятельности обыгрывают всех представителей силовых ведомств.

Третий вывод — явное усиление позиций «Единой России», лидер которой получил неожиданно высокий рейтинг влиятельности. Несмотря на некоторую тяжеловесность партии, усиление ее позиций — очевидный плюс для всей политической системы, так как именно эта достаточно сильная партия может институционально оформить политический противовес «силовой» политике.

К сожалению, исследование показало, что силовое влияние на российскую политику огромно. Оно проявляется не столько как личное влияние глав силовых ведомств, сколько как сетевое влияние региональных силовых структур на политику своих регионов. Это влияние и на глав регионов и столиц, и на депутатов и сенаторов.

Опасно ли это? Конечно. Даже сознавая неизбежность усиления позиций силовых структур и из-за угрозы распада страны, и из-за террористической угрозы, и из-за слишком агрессивного политического поведения олигархов, все равно нельзя не констатировать, что текущее влияние силовых структур на политику избыточно.

Как писал про Россию известный американский социолог и историк Доменик Ливен, Россия как была, так и осталась военно-аристократической страной и, к сожалению, ее трансформация в гражданское государство происходит очень медленно.

Впрочем, по-видимому, так же было и в других странах в период подобной трансформации, когда наиболее прогрессивная часть силовиков последовательно осуществляла ее, кооперируясь с либ