Веря в Бога, внимай его знакам

Русский бизнес
«Эксперт» №12 (553) 26 марта 2007
Для «Южкузбассугля» трагедия на «Ульяновской» — третья по счету за последние три года. Проблема с безопасностью на шахте, оказывается, ранее поднималась неоднократно. Но менеджмент «Южкузбассугля» не прислушался к прямым предупреждениям
Веря в Бога, внимай его знакам

Сто восемь человеческих жизней унесла авария на шахте «Ульяновская» в Кузбассе. Взрыв метана в очередной раз разметал чьи-то тела и судьбы по стенкам штольни. Эта авария стала самой жестокой в угольной отрасли России — и по числу жертв, и по степени неожиданности. Ведь взорвалась не какая-нибудь там допотопная шахта, а суперсовременное угольное предприятие.

Шахта «Ульяновская» была построена в 2002 году, сейчас входит в структуру компании «Южкузбассуголь». Открытие шахты в свое время специально приурочили к пятидесятилетию Владимира Путина как подарок президенту. Здесь было установлено новое зарубежное оборудование, не отработавшее еще и пяти лет. На шахте шла окончательная отладка цифровой системы газового мониторинга британского производства. Но все это не помогло избежать трагедии.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заявил, что человеческий фактор в причине аварии абсолютно исключен. Но давайте вспомним факты. Для «Южкузбассугля» это уже третья крупная авария. В апреле 2004 года на шахте «Тайжина», входящей в состав холдинга, погибли 47 шахтеров. Причину называли ту же, что и у нынешней аварии, — внезапное обрушение породы и взрыв. Причем на тот момент шахта успела проработать не больше пяти лет. В феврале 2005 года на шахте «Есаульская», также входящей в состав «Южкузбассугля», при ликвидации пожара погибли еще 25 человек. Получается, что за неполные четыре года компания лишилась 180 человек. Страшная статистика, страшная закономерность. Господину Тулееву не удастся списать аварию на «Ульяновской» на солнечное затмение, падение метеорита или прочее проявление неживой природы.

Трагедию на шахте «Ульяновская» называют крупнейшей катастрофой в горнодобывающей отрасли России. Как нам кажется, можно было избежать таких жертв: менеджмент «Южкузбассугля» не единожды слышал тревожные звоночки, и не только когда взрывались другие шахты компании.

Трагедия после третьего предупреждения

На шахте «Ульяновская», расположенной в 80 километрах от Новокузнецка, разрабатывается Ерунаковское угольное месторождение. Здесь добывают высокосортный и весьма дефицитный на российском рынке коксующийся уголь марки «Ж». Объем ежегодной добычи на шахте — 3 млн тонн. Предполагалось за счет использования новейшего оборудования довести рентабельность производства (по балансовой прибыли) до 50–70% и тем самым сильно сократить время окупаемости инвестиционных вложений.

В начале эксплуатации «Ульяновской» добыча угля в расчете на одного шахтера составляла 466,7 тонны в месяц, что стало наивысшим показателем для России. Между тем с какого-то момента экономические рекорды шахты стали расходиться с показателями безопасности ее работы. Так, в октябре 2005 года областная чрезвычайная комиссия по проблемам промышленной безопасности на угольных предприятиях выявила на «Ульяновской» превышение нормы содержания рудничного газа (метана). Это привело к отстранению от должности главного инженера «Ульяновской» — за то, что он не обеспечил шахту дегазационным оборудованием. Крайне с