Закостенеть не дадут

Культура
«Эксперт» №14 (555) 9 апреля 2007
На проходящем в Москве 13-м фестивале «Золотая маска» интереснее всего оказываются пограничные жанровые области с названиями вроде «медиаопера» или «саундрама». А еще — выставка-ярмарка «Pro Театр», где театр учится презентовать и продавать себя
Закостенеть не дадут

За тринадцать лет существования фестиваля и премии «Золотая маска» стала настолько узнаваемым и солидным брендом, что, кажется, ей можно уже никогда и ничего не делать. Лишь бы по-прежнему работала отлаженная машина сортировки: весной-осенью экспертные советы отсматривают спектакли по всей России, в декабре объявляются номинанты, в конце марта начинается фестиваль. Дирекция это понимает: недаром в нынешнем году рекламная кампания предстоящего смотра лучших российских спектаклей была самой бесхитростной и самой самоуверенной из всего, что можно себе представить. На огромных билбордах по всей Москве был изображен только сам сверкающий знак фестиваля со словами «”Золотая маска”. 28 марта — 14 апреля». Мол, все и так знают, о чем речь. И правда: к весне теперь все театралы начинают шевелиться, и даже если в течение сезона ходили в театр нечасто, пытаются узнать, чего из фестивальной программы нельзя пропустить. Опыт показывает, что даже на номинированные спектакли из Москвы, которые столичные зрители могли бы посмотреть в любое время, в фестивальные дни спрос особенно высок — работает репутация «Золотой маски».

Тем не менее с каким бы блеском все ни было организовано, уровень фестиваля от деятельности дирекции не зависит. Что выросло, то выросло, у нас, как говорится, для вас других спектаклей нет. И если программа фестиваля выглядит не слишком интересной, это означает только одно — сезон был неурожайный.

С программой нынешнего фестиваля вышло иначе: не то чтобы она была неинтересной, но столичного театрала завлечь было в общем-то нечем. Так получилось, что прошлый сезон для Москвы оказался довольно удачным, а для провинции нет. Таким образом, лучшие спектакли в конкурсе оказались либо столичными, либо успевшими погастролировать в Москве (как, например, питерские постановки: додинский «Король Лир» с великолепным Петром Семаком в роли Лира или «Фауст в кубе. 2360 слов» театра АХЕ). К сегодняшнему дню прошло чуть больше половины фестивальной программы, и, похоже, в ней ничего неожиданного уже не будет, все развивается вполне предсказуемо и так ожидаемо, что самой любопытной, живой и разнообразной номинацией среди всего конкурсного показа оказалась та, куда отправляются представления с неопределимыми жанрами, — «Новация».

Градации новации

В сущности, именно в этом гетто можно увидеть, что театр — искусство свежее, непредсказуемое и очень разное. Здесь есть, например, «медиаопера» («Эйнштейн и Маргарита, или Обретенное в переводе» Ираиды Юсуповой) — мелодраматический сюжет о любви жены Коненкова и Эйнштейна, где «виртуальным Коненковым» выступает Дмитрий Александрович Пригов. Есть молодежное шоу «Переход», называющее себя новым словом «саундрама». Есть мрачновато-иронический «Фауст в кубе» группы АХЕ — первое представление этого театра художников, где много слов (в название входит даже точное их число — 2360); об этой постановке «Эксперту» уже доводилось писать в превосходных тонах. Композитор и диджей театра Андрей Сизинцев играет тут недалекого и сам