Дешево и сердито

Культура
«Эксперт» №21 (562) 4 июня 2007
Каннский кинофестиваль вступил в пенсионный возраст, но, подпитавшись свежей кровью, держался молодцом. И даже не забыл про русских
Дешево и сердито

«Курс на обновление», взятый 60-м Каннским фестивалем, чувствовался уже при объявлении конкурсной программы. Туда помимо обычной каннской номенклатуры (ленты братьев Коэнов, Гаса Ван Сента, Александра Сокурова, Квентина Тарантино, Катрин Брейи и Эмира Кустурицы получают путевку на Лазурный берег еще буквально на стадии замысла) вошли 11 режиссеров, снявших в своей жизни от одного до трех фильмов. Причем десятерым из 22 участников главного конкурса еще не исполнилось 45, и ни американцев, ни западноевропейцев среди «молодняка» не было. Конечно, были азиаты, за последние годы привыкшие к тому, что Старый свет питает к ним слабость. Но не менее внушительно была представлена в Канне и Восточная Европа.

Верность классиков

С первого же дня фестиваля новички стали задавать темп, отодвигая классиков с их «большим стилем» куда-то на задворки рейтинга. Но это вовсе не значит, что мэтры оплошали. Дэвид Финчер привез умнейший, напряженнейший детектив «Зодиак», герои которого — двое журналистов и пара полицейских — пытаются поймать загадочного маньяка (маньяк реальный, история Зодиака в свое время потрясла Америку, и пойман он так и не был). Зодиак не просто убивает людей на ночных дорогах или пустынных лужайках, но и играет с общественностью в циничные игры: то заставит газеты опубликовать собственное обращение к нации, то согласится на телемост с главным адвокатом страны, признается ему, что страдает от страшных головных болей, но в тот момент, когда полиция уже почти определила, откуда исходит вызов, положит трубку.

Братья Коэны сняли юмористическую трагедию «Старикам здесь не место» о техасском фермере, который однажды во время охоты наткнулся на последствия бандитских разборок: дюжину раскореженных машин, истлевающие трупы, сто килограммов героина и два миллиона долларов, аккуратно сложенных в чемоданчик. Верно оценив свои силы, герой прихватывает чемодан и пускается в бега. За ним по следу отправляется прирожденный киллер (Хавьер Бардем), который обычно не оставляет свидетелей, но иногда готов предложить очередной жертве сыграть в орла-или-решку. На жизнь, естественно.

Верный себе Тарантино в очередной раз доказал, что закон ему не писан. Его «Доказательство смерти» — черная комедия, стилизованная под фильм категории Б; в Канне таких не показывали никогда, а в Америке 1970-х подобное кино пускали оптом: по две ленты за один сеанс. Фильм Тарантино о безумном каскадере, обожающем на полной скорости врезаться в автомобиль, набитый ничего не подозревающими красавицами, тоже выходил в американский прокат в паре с «Планетой страха» Роберта Родригеса, но авантюра не удалась. Проект «Грайндхауз» — именно так назывались кинотеатры для второсортных ужастиков — провалился. Во Францию Тарантино приехал один.

Единственный костюмный фильм в конкурсной программе Канн показала Катрин Брейя. Впрочем, роскошных платьев в «Старой любовнице» не больше, чем обнаженных тел. Как-никак фильм знаменитой эпатажной француженки повествует о денди, который решил жениться на молодой