Дырки остались

Политика
«Эксперт» №21 (562) 4 июня 2007
Довольно скоро Косово может оказаться последней частью бывшей Югославии, которая получит независимость от Белграда. Но лучше от этого никому не станет
Дырки остались

Вся дорога из Боснии и Герцеговины (БиГ) в Черногорию прошла под аккомпанемент сербских патриотических песен о Косово. Да, ни Босния, ни Черногория прямого отношения к определению статуса края не имеют, но шофер автобуса, который не похож на человека политизированного, явно имел свою позицию. Да и пассажиры принимали эту музыку хорошо. Старые песни о героях битвы на Косовом поле и о самых красивых девушках Сербии — косовских — чрезвычайно популярны на развлекательных телеканалах и радиостанциях, вещающих в бывшей Югославии.

Косово — тема номер один и в теленовостях. Особенно в Албании, где российское «jo», то есть «нет», независимости края на официальном уровне принято воспринимать болезненно. Напомним, что сейчас данная проблема активно обсуждается в Совете Безопасности ООН. Дискуссии идут вокруг выдвинутого США и их европейскими партнерами проекта резолюции в поддержку отделения Косовской республики от Сербии на основе плана спецпредставителя ООН Марти Ахтисаари. Москва же выступает против реализации данного плана, считая необходимым продолжение переговоров между сербами и косоварами. Накануне вынесения решения СБ ООН российская сторона выступила с инициативой ознакомить с обстановкой на месте послов всех пятнадцати стран — членов Совбеза. В конце апреля для них были организованы однодневный визит в Белград и обзорная «экскурсия» по самому Косово с посещением основных болевых точек края. Дескать, взгляд изнутри должен помочь делегатам принять адекватное решение в ходе предстоящего голосования.

Между тем не менее полезным может быть и взгляд со стороны. С мнением людей о ситуации вокруг Косово нам удалось ознакомиться в БиГ, где действует механизм международного мониторинга, во многом похожий на тот, что предлагает Ахтисаари для Косово; в Черногории — последней югославской республике, получившей независимость от Белграда; в Албании, которая переживает за косоваров из историко-этнических соображений; и, конечно, в самой Сербии.

Не забывайте 1990-е

Сегодня, когда с момента подписания Дейтонского мирного соглашения (1995 год) прошло уже более десяти лет, определить, где проходят границы сербской, хорватской и собственно боснийской части Боснии и Герцеговины, проще всего, пожалуй, по кладбищам и храмам. Пересекая страну с северо-востока на юго-запад, встречаешь сначала православные церкви и надгробия, далее кресты стоят бок о бок с белыми столбиками мусульманских захоронений, потом — мечети и леса тех же белых стел, затем наряду с ними появляются католические кресты и костелы, а уже ближе к Черногории снова начинает доминировать православие. Иных признаков этно-конфессионального разделения государства для постороннего наблюдателя, пожалуй, нет.

Признаков же давно, казалось, ушедшей в прошлое войны более чем достаточно. Кроме упомянутых кладбищ это еще и многочисленные изрешеченные стрельбой фасады домов. Бои здесь шли везде — в каждом населенном пункте, на каждой улице, у каждого здания. Невосстановленные строения, особенно в столице, Сараево, встр