Только радости от них никакой

Культура
«Эксперт» №30 (571) 20 августа 2007
Только радости от них никакой

Вышедший в российский прокат английский фэнтези-фильм «Звездная пыль» обнаружил интересный факт. До сих пор многими вспоминаемый с содроганием «Волкодав» — отнюдь не отечественное изобретение. «Волкодав» — то есть принципиально халтурный киноартефакт, получающийся в результате циничного манипулирования популярными трендами, — вполне неплохо себя чувствует и за пределами России.

Разумеется, по сравнению с творением Николая Лебедева «Звездная пыль» — вершина внятности и живописности (что и неудивительно, все-таки английский фильм существует в несколько иной системе координат); однако ж, между ними четко прослеживается глубокая родственная связь. То, что фактически каждый кадр здесь глубоко вторичен — совершенная ерунда по сравнению с вещами, отчасти даже и невероятными: практически небывалый в серьезном кинопроизводстве кадр в начале фильма, где оператор теряет фокус и несколько секунд никак не может его разыскать; монтаж по принципу «извини, дорогой зритель, так уж получилось»; нелепые чучела в роли зверушек, которых злобные ведьмы подвергают вивисекции; девушка-звезда, демонстрирующая ярко накрашенные губы, как будто она не с неба только что упала самым романтическим образом, а приехала из дальнего Подмосковья покорять столицу; отвратительный кастинг, из-за которого главную роль безуспешно пытается исполнять заслуженно никому не известный юноша. Что до музыки — такое ощущение, что ее опять писал композитор Рыбников. Выбор режиссера — Мэтью Вон до сих пор был известен преимущественно как муж Клаудии Шиффер и приятель Гая Ричи — тоже многое говорит о творческих амбициях продюсеров.

Единственное, что не дает фильму превратиться в окончательный трэш — крепкая литературная основа, одноименная книжка Нила Геймана, который к тому же и сам переделал ее в сценарий. К Гейману давно уже и прочно приклеилась характеристика «лучший сказочник современности», потому, возможно, что он представляет собой нечто значительно большее. Одаренный сверхъестественной способностью синхронизировать различные реальности, он с одинаковой легкостью существует на принципиально разных уровнях — бытовом, мифологическом, сказочном, реалистическом. Те же умения — у его героев, которые обнаруживают в современном Лондоне хтонический Подлондон, а в США — растерявших былую власть, трогательных и страшных языческих богов. «Звездная пыль» — небольшая повесть, в которую Гейман переделал собственный комикс; это принципиально камерная, незамысловатая вещь: машина иллюзий Геймана работает здесь на малых оборотах. Провинциальная Англия граничит с некоей загадочной страной, разделяет их каменная стена, за которую соваться поселянам сильно не рекомендуется. Где-то там, далеко за стеной, падает звезда; наивный сельский юноша, пытаясь покорить местную стервозную красотку, торжественно клянется ей эту звезду предоставить. Звезда оказывается прекрасной девушкой, за чьим сердцем — источником вечной молодости — охотятся злобные ведьмы и жестокие принцы; а сам юноша в конце концов, к своему большому