Сила и правила обращения с ней

Тема недели
«Эксперт» №34 (575) 17 сентября 2007
Путин не ищет себе должности после мая 2008 года. Его задача — формализовать созданный им самим режим, выстроив архитектуру мировой державы
Сила и правила обращения с ней

Виктор Зубков, пожилой скучновато-рассудительный человек с выслугой за возрастной потолок, утвержден премьером России и формирует правительство. Пресса полна заголовков, от которых лет десять назад сладко щемило бы сердце технолога: «Путин открывает проект “Выборы”», «Путин дал старт операции “Преемник”»... Но сегодня не хочется смаковать проекты и комбинации. Время развернуть политику от многоходовых интриг к ее неминуемым задачам, которые либо решаются, либо нет. Большинство этих задач связаны с управлением силой, ее применением либо сдерживанием — внутри и вне страны. То есть они заключены в треугольник Путин—избиратели—исполнительная власть.

1.

Формально Кремль играет дебют давно известный. С момента утверждения кабинета Фрадкова все говорили о том, что ему должно пасть к выборам. А с назначения первым вице-премьером Дмитрия Медведева и вслед Сергея Иванова в пару дни падения кабинета регулярно объявляли по календарю. Ну вот, кабинет пал.

Сама модель правительства Фрадков—Иванов—Медведев — внедрение двух сильных «вице» в чуждое им правительство с переподчинением президенту — памятная всем композиция. Десять лет тому назад она называлась «кабинет молодых реформаторов». И тоже несла в себе демонстрацию стратегии будущего президентства. Но тут и первое отличие. Тогда под Немцова и Чубайса аппарат Белого дома перестраивали в предвыборный штаб, а премьер-тяжеловес Виктор Черномырдин торопливо выгораживал оставленное ему аппаратное поле от наглецов-реформаторов, в свою очередь изготавливаясь к выборам в президенты — себя самого. И хотя из всей затеи ничего не вышло, ни у старого, ни у двух молодых, предвыборный апгрейд правительства продолжался и после, при всех следующих премьерах — вплоть до премьера Владимира Путина включительно. Проектная стратегия закачивалась из Кремля, но именно Белый дом трясло и глючило. Правительство в России вернулось к своим обязанностям никак не раньше, чем сильный премьер стал-таки президентом — к лету 2000 года.

Так вот, Путин категорически не желает ремейка избирательного проекта на Краснопресненской набережной. Об этом более чем прозрачно заявил в поездке по Чувашии, нарочито привязанной к судным дням Михаила Фрадкова: предвыборный генштаб остается в Кремле. Исполнительная власть останется исполнительной, а не «спецпроектной».

Тому, кстати, были предвестья. Уже в 2005 году, при назначении Дмитрия Медведева первым вице-премьером, Путин не дал штабу национальных проектов откочевать в Белый дом (что неминуемо преобразовало проекты из национальных в чисто электоральные). Та же странность повторилась и после назначения Сергея Иванова: генерация нано- и других корпораций никак не затронула структуру правительства, вынеся многомиллиардную активность фактически за его рамки.

2.

Назначение Виктора Зубкова премьером, к великому огорчению обеих «вице-премьерских» партий, уже начавших было осенние маневры в аппарате правительства, обнаружило фикцию на месте великой и страшной проблемы «преемника Путина».

Сценарий ухода Ельцин