Вечно вместе с партией

Тема недели
«Эксперт» №39 (580) 22 октября 2007
Коммунистическая партия Китая становится более открытой и понятной для общества, но ее роль внутри страны меняться не будет. Дискуссия по этому поводу, осторожно начатая в Китае в начале правления Ху Цзиньтао, свернута и более невозможна
Вечно вместе с партией

«Раньше главной загадкой были сроки и даты партийных форумов, теперь это время прошло, пора разобраться, как работает высшее руководство КПК» — в студии аналитической программы «360» на первом канале центрального телевидения Китая появляется схема устройства высших органов китайской компартии. Приглашенный эксперт в области партийной жизни подробно рассказывает, как избираются органы коммунистической власти, кто, кому и почему подчиняется. Китайцам впервые так подробно объясняют внутренний механизм работы правящей партии, раньше над процедурой принятия решений висела плотная завеса таинственности и секретов.

XVII съезд КПК, проходивший в Пекине всю прошлую неделю, стал демонстрацией новой политики открытости китайской компартии. Но в то же время он дал возможность оценить пределы возможных политических преобразований. Пространство для общественно-политической дискуссии сужается, но полемика в рамках одобренной повестки становится более острой, предметной. Китайские власти осознают масштаб проблем, стоящих сегодня перед страной, и готовы прислушиваться к советам, но только в том случае, если предлагаемые изменения не угрожают основам существующей политической системы.

Больше демократии — внутрипартийной

Проведение съезда не слишком отразилось на внешнем облике китайской столицы. Пекинские улицы через каждые сто метров словно проштампованы абсолютно одинаковыми партийными плакатами, но они не вытесняют рекламные постеры, а скромно соседствуют с ними, довольствуясь случайными свободными плоскостями — ресторанной дверью, облезлой стеной, кафелем туалета. Точно так же по телевизору идут специальные репортажи вперемежку с сериалами и развлекательными шоу.

Главная тема — реакция на отчетный доклад Ху Цзиньтао. Его смотрят студенты в аудиториях, рабочие на заводах, военные на кораблях и чабаны вместе с отарами. Каждый находит в словах генерального секретаря что-то свое: молодому профессору важно, что Ху пообещал увеличить число учителей, старик надеется на повышение пенсии, рабочий ждет улучшения условий труда.

В Пекине золотая осень, но в телевизионном эфире ощутимо пахнет весной — люди связывают все свои надежды с КПК, и партия клянется оправдать эти ожидания. Коммунистические съезды в Китае традиционно становятся символами единства и сплоченности (все известные власти несогласные на это время изолируются от общества). Поэтому рекламные сюжеты заканчиваются на вполне ожидаемой ноте — поднятая рука, сжатая в кулак, и лозунг на длинной ленте из красного кумача «Вечно идти вместе с партией». Название партии опускается за ненадобностью.

«Общественно-политическая атмосфера в стране за последние четыре года сильно изменилась», — рассказывает «Эксперту» заместитель декана одного из ведущих пекинских вузов. Мы знакомы уже много лет, поэтому он может позволить себе быть откровенным. Период политической оттепели пришелся на 2002–2004 годы, когда новые руководители КНР Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао пытались использовать либерально настроенных ученых для упрочения со

Два вероятных преемника

Ли Кэцян. Родился в 1955 году. Один из членов неформальной фракции «туаньпай» внутри КПК, состоящей из бывших функционеров китайского комсомола. Считается протеже Ху Цзиньтао. До начала съезда занимал должность секретаря парткома провинции Ляонин на севере КНР, где многое сделал для решения жилищной проблемы. До этого занимал руководящие посты в провинции Хэнань, в том числе во время скандала с незаконной торговлей кровью, из-за которой СПИДом заразились десятки тысяч человек.

Си Цзиньпин. Родился в 1953 году. Считается фигурой, устраивающей все фракции внутри КПК. Сын одного из ветеранов революционного движения Сю Чжунсюня, что позволяет некоторым комментаторам относить его к группе «князьков» — так называют потомков известных революционеров, также пробившихся на высокие посты. До начала съезда занимал должность секретаря горкома Шанхая, до этого около десяти лет проработал на руководящих позициях в экономически благополучных восточных провинциях Фуцзянь и Чжэцзян. Ранее привлекал внимание журналистов только как муж известной в Китае певицы Пэн Лиюань.