Тупик как историческая развилка возможностей

Политика
Москва, 29.10.2007
«Эксперт» №40 (581)
Кризис официозной общественно-научной мысли Запада дает России уникальную возможность стать центром консолидации и синтеза прорывных социологических исследований второй половины XX века

Главное политическое и идейное условие наших дней — кризис гегемонии США. Сигнальный предкризис ударил еще в 1960–1970-е годы. Его последствия так и не были преодолены, а лишь отложены на два десятилетия благодаря неожиданному распаду СССР и столь же неожиданному успеху глобализации на основе американской неолиберальной идеологии и американских же финансовых институтов.

Историко-логическая последовательность нынешнего американского кризиса в чем-то поразительно похожа на последовательность кризисных событий, приведших к советской перестройке. Америка и Россия — уникальные страны-гиганты континентального масштаба, непосредственно выросшие из расширения переделов европейской цивилизации и со временем превзошедшие Европу. Такое развитие еще в 1830-х годах предсказывал проницательный Алексис де Токвилль. Однако геополитические прогнозы исполняются крайне медленно (как говорил Шумпетер, день в мировой экономике длится столетие). В августе 1914 года имперская Европа совершила, по сути, групповое самоубийство. Лишь после 1945 года Европа стабилизировалась в новом мирном, хотя и реликтово-карликовом состоянии под двойственным покровительством СССР и США, которые достигли пика благосостояния и могущества. Руководство обеих сверхдержав, разумеется, провозгласило послевоенные успехи исполнением собственных идеологических предначертаний — будь то развитой социализм или регулируемый капитализм. Технологический рост середины ХХ века мощно подкреплял их уверенность в своих силах. Какой научно-фантастический оптимизм — и страхи — порождали тогда космос, органический синтез и особенно атомная энергия!

Сверхдержавам оставалось увековечить свою модель и, в азартном соперничестве, распространить ее на остальной мир в виде программ «либеральной модернизации» либо «социалистической ориентации»...

Кризис силы

Американцы напоролись на неподатливость Кубы и Вьетнама. СССР получил аналогичные проблемы в Венгрии, затем Чехословакии и Польше и, наконец, в Афганистане. Первой вполне ожидаемой реакцией было применение подавляющей на первый взгляд военной силы в сочетании с экономической «помощью» союзникам, оказавшимся на поверку бездонной бочкой. Это привело к нарастающему бюджетному кризису, который в свой черед обострил внутриэлитное соперничество между просвещенно-реформистскими и ортодоксально-консервативными фракциями политического истеблишмента обеих стран.

Внутриэлитные разногласия выплескивались наружу, порождая растущие надежды среди интеллигенции и новых средних слоев образованных специалистов. С советской стороны известно множество примеров деятелей науки и культуры, в полном спектре от махровых реакционеров до либеральных диссидентов, писавших записки на Старую площадь. Но ведь и в Америке 1968 года молодые профессора элитных университетов — Бжезинский, Киссинджер, Хантингтон и, с другой стороны, Валлерстайн — стали поставщиками идей для кандидатов в президенты от Никсона до Боба Кеннеди.

Следом за периодом гласности — то есть выплескивания в открытую печать идей

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (581) 29 октября 2007
    Средний Восток
    Содержание:
    Еще одна ошибка

    Средний Восток оказался в шаге от геополитической катастрофы. Конфликт вокруг Иракского Курдистана может спровоцировать полномасштабную перекройку границ в регионе

    Обзор почты
    Реклама