Вторая сила

Тема недели
«Эксперт» №46 (587) 10 декабря 2007
Выборы в Государственную думу определили основу будущей системы власти, основанной на двух центрах силы. Теперь, контролируя конституционное большинство в парламенте, Путин может без особых рисков сделать ставку на сильного президента
Вторая сила

Еще летом думские выборы многими воспринимались как проходное, хотя и немаловажное мероприятие перед выборами президентскими, тем более что победа «Единой России» (большинство мест в парламенте) особых сомнений не вызывала. Что и неудивительно: сложившаяся структура власти отводила Думе принципиально второстепенную и даже подчиненную роль — в восприятии как населения, так и политической элиты центром власти Дума не являлась. Все спорили лишь о том, кто будет президентом и когда мы узнаем наконец его имя.

Однако те, кто внимательно следил за партийной политикой последних двух лет, еще до исторического съезда «Единой России», на котором партию возглавил Владимир Путин, могли заметить, что отношение к этим выборам в Кремле очень серьезное. И то, что ставка была сделана именно на думские выборы, а на победу «Единой России» были брошены огромные ресурсы, это не результат внезапного решения. Подготовка к нему шла все последние четыре года.

Идеальные выборы

В условиях беспрецедентной по задействованным ресурсам кампании убедительная победа «Единой России» вряд ли могла кого-то удивить. Однако результат оказался не просто убедительным — он оказался идеальным. Все не только глобальные, но и мелкие (второстепенные и третьестепенные) задачи власти оказались решены самым лучшим образом.

Если начать с этих самых второстепенных задач, то, во-первых, результаты выборов окончательно закрепили новую партийную систему, которую Кремль создавал все последние пять лет. Структура новой Думы практически ничем не будет отличаться от той, с которой заканчивала свою работу предыдущая (см. схему 1 и схему 2). Что же касается остальных партий, то они и близко не подошли не только к нынешнему семипроцентному барьеру, но и к старому — пятипроцентному. Более того, все они набрали меньше 3%, а значит, по закону, будут вынуждены оплатить все издержки предвыборной кампании, включая оплату телеэфира (в среднем 60–90 млн рублей). И если этот финансовый удар многие партии выдержать в состоянии, то моральный ущерб может оказаться невосполнимым.

Во-вторых, пустым оказалось праволиберальное поле. Для «Яблока», набравшего 1,59%, и тем более для СПС, не получившего даже и одного процента (0,96%), это не просто локальное поражение, это полный и окончательный разгром. Разгром совершенно закономерный, поскольку обе партии только по привычке и по недоразумению считаются правыми. Своего избирателя они потеряли давно, а попытки, оставаясь «виртуально правыми», поиграть на левом поле провалились. Примечательно, что кремлевский антиэспээсовский спойлер «Гражданская сила», либеральная партия, никому доселе не известная, набрала больше СПС (1,6%) — еще одна приятная для архитекторов нынешних выборов мелочь.

В-третьих, ужесточающие новшества Кремля, о которых так много говорилось до выборов: отмена явки, семипроцентный барьер вместо пятипроцентного, — никого, по сути, не ограничили. Явка оказалась выше обычной в последние годы — 63,66% (на выборах 2003 года — 55,6%, 1999-го — 61,8%), а к пятипроцен