Президент и его преемник

Тема недели
«Эксперт» №47 (588) 17 декабря 2007
Выдвижение Дмитрия Медведева кандидатом в президенты сняло нарастающее политическое напряжение, но проблема транзита власти пока остается нерешенной
Президент и его преемник

К тому, что ключевые, особенно кадровые решения президента всегда большой сюрприз, все уже привыкли. А потому после двух лет бесконечных рассуждений о преемнике, как раз в тот момент, когда стало окончательно ясно, что никакого третьего срока не будет, а имя преемника вот-вот должно было быть названо, наступило напряженное затишье — все ждали назначенного на 17 декабря съезда «Единой России», с глубокой тревогой готовясь к самым невероятным решениям. Президент действительно удивил. В первую очередь тем, что решение совсем не было невероятным.

Сеанс релаксации

Собственно, главным кандидатом в преемники Дмитрий Медведев стал еще в ноябре 2005 года, когда Владимир Путин подписал указ о его отставке с поста главы администрации президента и переводе в правительство на должность первого вице-премьера (тогда же простым вице-премьером, а следовательно, и вторым кандидатом в преемники стал Сергей Иванов). С тех пор, конечно, много воды утекло — в последний год Медведева показывали по телевизору все реже, а Иванова, которого уравняли с ним в должности, — все чаще. Примерно так же перераспределилось и публичное внимание к ним президента, к тому же появился новый премьер Виктор Зубков, возникли госкорпорации, непосредственно связанные с оборонным комплексом, которые были выведены из ведения правительства и подчинены непосредственно президенту, — в общем, произошло много чего, что заставляло относиться к перспективам Медведева с сомнением. Однако Медведев оставался, может, и не самым очевидным, но все же безусловным кандидатом, человеком, за которым давно наблюдали и о котором сложилось определенное мнение — как в элите, так и у населения, которое два года следило за тем, как он разрезает ленточки на открытии новых больниц, возит компьютеры в сельские школы и распекает чиновников за высокие цены на жилье и препоны кредитованию фермерских хозяйств.

И надо сказать, Медведев был если и не самым популярным кандидатом в преемники (рейтинги у них с Ивановым были примерно равны), то, безусловно, самым бесконфликтным, почти ни у кого он не вызвал идиосинкразии. Особенно это касается заметно перепуганной в последнее время элиты и широких слоев среднего класса. Для них, да и для всех выдвижение Медведева стало успокоительным сигналом.

Чем бы ни было продиктовано решение Путина, оно идеально сработало на снятие нараставшего в последнее время (во многом по воле самого президента) напряжения. С одной стороны, агрессивная — с поиском врагов, проклятьями в адрес 90-х, ткачихой и проч. — риторика предвыборной кампании «Единой России», поддержанная небывалым даже по нашим меркам административным давлением власти. С другой — слухи о резком обострении подковерной борьбы в окружении Путина и рвущихся к власти силовиках, все активнее просачивающиеся в публичное пространство, заметно усиливали общую тревогу. Выдвижение же Дмитрия Медведева — политика знакомого, привычного, спокойного, по общим представлениям, либерального и противостоящего силовикам — произвело эффект релаксации.