Сон в диккенсовскую ночь

Книги
«Эксперт» №47 (588) 17 декабря 2007
Сон в диккенсовскую ночь

Когда три года назад роман Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» расходился по всему миру миллионными тиражами, доселе никому не известную 45-летнюю писательницу рекомендовали как «кулинарного редактора» и «автора нескольких новелл». Последнее выглядело неловкой попыткой укоренить задним числом не очень юную дебютантку в литературном мире. Теперь же эти новеллы выпущены отдельным сборником, и оказалось, что они не просто представляют собой отходы романного производства, но и демонстрируют потребную для создания альтернативной вселенной литературную технологию. В них видно, из каких ингредиентов состоит клей, которым Кларк склеивает классический английский роман и современную фэнтези.

В «Стрендже и Норрелле» действие происходило в диккенсовской Англии XIX века, только обогащенной магическими практиками. Два сквайра-волшебника сражались с эльфами и помогали сокрушить Бонапарта. В рассказах Джонатан Стрендж встречается лишь однажды; остальное — фрагменты причудливо переиначенной английской истории самых разных эпох. Скромный викарий, предел мечтаний которого — богатый приход, обнаруживает, что он незаконный сын эльфийского повелителя; королева фей похищает с любовными намерениями пехотного капитана; герцог Веллингтон случайно попадает в нил-геймановское Застенье; плененная Мария Стюарт пытается заколдовать королеву Елизавету.

В своем романе Сюзанна Кларк создавала поистине всеобъемлющую картину эпохи; понятно, что на сей раз ни о чем подобном речь не идет. Малый формат лучше позволяет различить детали; разглядеть, какими соками питается английская литература на протяжении веков. Все эти эльфы и королевы фей давно уже не фольклор; вернее, фольклор, культурно преображенный еще Шекспиром или, например, Эдмундом Спенсером. Это для нас традиция — мучительный повод для любви и ненависти, объект какого-то эдипова комплекса, для англичан — источник сказок, веками повторяющийся сон в летнюю ночь.