Быть империей

Россия: пять веков империи / Траектория империи В XVIII–XX веках у России не оставалось другого варианта для самостоятельного развития, кроме как быть геополитически могущественной империей. Проблема в том, что эта империя была периферийной

Существует довольно много предрассудков по поводу отставания Российской империи от передового Запада — дескать, абсолютистский царский режим мешал «нормальному» развитию страны по европейским образцам. Реальная же ситуация была гораздо сложнее, никаких простых и безболезненных путей превращения России в либеральную демократию не существовало. Такую точку зрения в беседе с корреспондентом «Эксперта» высказал один из лучших западных специалистов по истории России, известный британский историк, профессор истории Лондонской школы экономики Доминик Ливен.

Часть расширения Европы

— Насколько для России девятнадцатого века были важны преобразования века восемнадцатого — эпохи Петра Первого и Екатерины Второй?

— По сути, российское государство в девятнадцатом веке базировалось на достижениях Петра и Екатерины, которые стремились сделать Россию конкурентоспособной по отношению к европейским державам. По большому счету, это оставалось приоритетом империи в течение всего девятнадцатого века.

Конечно, структура управления в начале девятнадцатого века изменилась, но по многим параметрам сохранилась преемственность. И, конечно же, культурно Петр и Екатерина были символами и движущей силой вестернизации элит. Тенденция к вестернизации сохранялась и в следующем столетии, она являлась фундаментом развития страны.

Были и различия. В восемнадцатом веке самой успешной и прогрессивной формой правления был просвещенный деспотизм, например в Австрии или Пруссии. В России его восприняли как ультрапрогрессивную форму, поскольку он сопровождался вестернизацией общества, которое сохраняло многие элементы традиционного. Но в девятнадцатом веке ситуация изменилась. Российским властям было сложно, поскольку к этому времени просвещенный деспотизм уже находился в состоянии войны с доминировавшими либеральными тенденциями столетия.

— В конце восемнадцатого века Россия существенно отодвинула свои границы на запад — в пределы Центральной Европы. В начале девятнадцатого она перенесла свои южные границы глубоко в Закавказье. Как это расширение повлияло на развитие страны?

— С одной стороны, Россия получила широкий доступ к Балтийскому и Черному морям, а также восточные польские земли в результате трех разделов Речи Посполитой. Балтия, Кавказ и те земли, которые сегодня составляют Украину, стали самыми серьезными приобретениями, которые повлияли на формирование геополитической мощи России.

С другой стороны, включение в состав империи собственно Польши создало серьезную проблему, потому что поляки отказывались ассимилироваться. Поляки не хотели, чтобы ими управляли другие державы. И это создало прецедент для других народов империи. С течением времени эта проблема накалялась, вызывая появление других национальных проблем. Если бы мы спросили государственных деятелей России в 1914 году, какие национальные вопросы наиболее остры для империи, я думаю, мы получили бы простой ответ: польский и еврейский. И поляки, и евреи оказались в составе России в результате разделов Польши.

Но в любом с