Вертикаль из старых кирпичей

«Эксперт» №2 (591) 14 января 2008
Губернаторы абсолютно преданы Кремлю. Но внутри своих регионов они остались теми же царьками, какими были в девяностых
Вертикаль из старых кирпичей

В конце прошлого года своих должностей лишились два губернатора. Ушли в отставку главы Смоленской и Ярославской областей Виктор Маслов и Анатолий Лисицын. Вскоре после этого «Ведомости» со ссылкой на «кремлевские источники» сообщили, что в ближайшее время в отставку будет отправлен и президент Удмуртии Александр Волков. Часть наблюдателей связала это с низкими результатами «Единой России» на выборах в Думу по данным регионам (53,9% в Смоленской области и 53,2% в Ярославской, 60,6% в Удмуртии). Часть заговорила о более глубоких причинах отставок, связанных с конфликтами внутри региональной верхушки — тот же Маслов, к примеру, сам выходец из ФСБ, крепко поссорился с УФСБ по Смоленской области. Но большого интереса — в отличие, например, от «листопада губернаторов» летом прошлого года — все это не вызвало. Не только потому, что назначение преемника затмило все прочие события, но и из-за того, что после думских выборов в декабре стало по-настоящему ясно, что вес и влияние губернаторов в федеральной политике стремятся к нулю. Зато в политике каждого отдельного региона — по-прежнему к бесконечности.

История политического падения старого ельцинского губернаторского корпуса описана многократно: реформа Совета Федерации и создание федеральных округов, бюджетный кодекс, сделавший большинство регионов зависимыми от Москвы финансово, наконец, отмена губернаторских выборов. Предел умаления губернаторского достоинства, достигнутый к сегодняшнему дню, — президентский указ «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации», подписанный в июне прошлого года. В указе перечислены показатели, по которым губернаторы должны отчитываться каждую осень перед Кремлем. Всего показателей 43, они самые разные: от объема валового регионального продукта до «удельного веса населения, систематически занимающегося физической культурой и спортом».

Как принято считать, Владимир Путин уничтожил «региональную вольницу». В это нетрудно поверить, вообразив себе губернаторов, корпящих над подсчетом удельного веса физкультурников. Однако у «борьбы с вольницей» есть и другая сторона. Последовательно и жестко ограничивая власть и влияние губернаторов сверху, федеральная власть столь же последовательно отказывалась от всяких возможностей ограничить ее снизу, на уровне самих регионов.

Тут требуется уточнение: административные ограничения есть, и немалые. Губернаторы давно не могут влиять на кадровый состав и политику управлений МВД и ФСБ, действующих на их территории. Также неподконтрольна им и прокуратура. Отставка новгородского губернатора Михаила Прусака или смоленского Виктора Маслова как раз показывает, как легко могут силовики разделаться даже с губернатором-долгожителем. Но силовики ходят под собственным вышестоящим начальством и не начнут «разработку» губернатора или его окружения без санкции свыше. Если санкции нет, а у «гражданских» и силовых региональных властных группировок хватает ума договориться, они просто срастаются в единое ц