Письма читателей

Обзор почты
«Эксперт» №18 (607) 5 мая 2008

2008, №17 (606)

Вдохнуть душу в рынок

Много неточностей на графике 2. Например, Омский НПЗ, выход светлых у которого один из самых больших сегодня (а с учетом мощности — он перерабатывает больше 20 млн тонн нефти в год, бОльшая мощность фактической переработки, кажется, только у «Киришинефтеоргсинтеза» — Омский НПЗ вообще монстр тот еще), отнесен к аутсайдерам. У него выход светлых падает не потому, что он отсталый, а потому, что вторичная переработка загружена уже под завязку, растет и приходящий на завод поток сырья (в том числе из-за роста добычи нефти). Увеличение объемов перерабатываемой нефти — это вообще сегодня тенденция для всей «Газпром нефти» (собственника Омского НПЗ). Как и для других ВИНК — см. на эту тему интервью Федуна на соседней ветке. Но относить по этой причине этого титана к аутсайдерам — это как-то механистически, вам так не кажется? Ну заводил бы Омский НПЗ столько же нефти, сколько и десять лет назад, — что, лидером был бы? Омский НПЗ вообще один из относительно современных заводов России. Вот они особо и не парятся пока что.

Или, например, отнесение к лидерам Сызранского НПЗ... При всем моем уважении — ну не принадлежит ни один из заводов куйбышевской группы «Роснефти» к лидерам!

Да и вообще много очень непонятного по вторичным мощностям переработки. Сравним, например, те же Рязанский НПЗ (ведущий завод ТНК-ВР) и Омский НПЗ (ведущий завод «Газпром нефти»). Мощность первого — 18 млн тонн в год (кстати, в статье почему-то указано 19 млн — ну да ладно, пусть будет 19). Мощность второго — около 22 млн тонн в год. При этом на Омский НПЗ примерно эти же самые 22 млн тонн в 2007 году и было завезено. А вот на Рязанский — около 14 млн тонн за 2007 год, по квоте «Транснефти». Дело в том, что Омский НПЗ расположен восточнее всех трех нефтяных провинций — и Западно-Сибирской, и Тимано-Печорской, и Волго-Уральской. Соответственно, трубы «Транснефти», идущие на Омский НПЗ (а также на не указанные здесь Ангарский НПЗ и Ачинский НПЗ, принадлежащие «Транснефти», равно как и на ряд более мелких НПЗ) заполняются только нефтью, идущей на переработку. А вот Рязанский НПЗ расположен западнее всех трех нефтяных провинций, и трубы «Транснефти», по которым нефть поступает в Рязань, заполняются и нефтью, идущей на переработку более чем в 20 из 28 НПЗ России, и нефтью, идущей напрямую по трубе в Европу, и нефтью, идущей в порты Балтийского и Черного морей.

Между тем вторичные мощности по переработке нефти рассчитаны на переработку вполне определенного объема темных углеводородов. При этом я ex officio знаю, что на Омском НПЗ вторичная переработка совершеннее, чем на рязанском. Просто объем перерабатываемой нефти у них (de facto, а не по теоретическим мощностям) более чем в полтора раза больше. Опять же, смотрите то, что говорит Федун: он глубоко прав, когда связывает падение маржи переработки с увеличением потока сырья на заводы при постоянных вторичных мощностях. Так что выводы авторов «Эксперта» кажутся мне чересчур односторонними.

Таким образо