Эффект дзюдо

Политика
«Эксперт» №24 (613) 16 июня 2008
Сегодня трудно представить себе, что может прийти на смену глобальной политико-экономической модели. Но именно эта безальтернативность означает, что новая модель обязательно появится
Эффект дзюдо

Узнать в Перри Андерсоне британского аристократа не так-то просто. Американские джинсы, оранжевая футболка, видимая простота и доброжелательность делают его на первый взгляд почти неотличимым от состоятельных белых калифорнийцев. Пожалуй, выделяется только его зеленый ретро-мерседес, похожий на квадратного крокодила и выглядящий экзотично на фоне традиционных американских джипов и пикапов. Такими заставлены улочки Челси и Холланд-парка в Лондоне, но никак не Лос-Анджелеса.

Все встает на свои места после моей попытки очертить приблизительный список тем, нас интересующих. «Мы — британцы, в отличие от вас, русских и американцев, не любим оперировать такими глобальными темами, — говорит он, объясняя свой отказ от интервью, — мы мыслим более локально». Мне нечего возразить. Не могу же я начать объяснять ему, что он как раз является крупнейшим мыслителем и лучше многих представляет себе, куда движется мировая система и что ее ожидает в перспективе. Он и так это знает, просто такова британская вежливая форма отказа.

Наша беседа все-таки чудом состоялась — через полгода в Москве после «Русских чтений», где Перри Андерсон выступал с лекцией.

Удовольствие от разговора быстро вытеснило все прежние впечатления. Он и правда великий. И его не отпускает ощущение: времени осталось очень мало, и тратить его можно только на самое существенное. Говорит он так, как будто заранее записал и выучил весь текст: быстро, емко, большими предложениями, в которых нечего редактировать. С ним можно не соглашаться, но хочется спросить еще о многом. А он уже попрощался и исчез.

Неоимперские и неолиберальные

— Широко распространено мнение, что США доминируют в мире за счет своей экономической и военной мощи. Но ведь играют роль и другие факторы, например идеология. Не могли бы вы назвать основные идеи, которые определяют доминирование США в современном мире?

— В отношении США, наверное, следует говорить не столько о неких идеях, сколько об американской культуре, которую США тоже используют в качестве ресурса влияния. Американские идеологи предпочитают называть ее «мягкой силой».

Наиболее очевидная оставляющая этой американской культуры — экономическая. Американский образ жизни как способ потребления — наиболее развитый, наиболее полный, наиболее роскошный и потому — наиболее заманчивый, и воспринимается так и в других странах. Так сложилось исторически.

— Американский способ потребления отличается от европейского?

— Да, хотя бы тем, что в США уровень доходов на душу населения до сих пор выше, чем практически в любой европейской стране. Конечно, я не говорю о таких государствах, как Швейцария или Швеция. Но это утверждение вполне справедливо для Франции, Германии или Италии — уровень жизни в США, созданный за счет бурного технического прогресса, выше, чем в этих странах. С начала 1920-х годов Европа заворожена тем, как живут в Америке.

Кроме того, Америка до сих пор лидирует в области технических разработок и новых технологий, в том числе информационных. Конкурировать с ней все ещ

Перри Андерсон — один из наиболее значительных сегодняшних интеллектуалов. Историк, социолог, политолог, автор целого ряда известных исторических трудов, в которых он анализирует развитие человеческой цивилизации. В частности, «Переход от античности к феодализму», «Происхождение абсолютистского государства» «Происхождение постмодернити». Лидер «нового левого движения», много лет редактировал легендарный журнал New Left Review.

Родился в 1938 году, детство провел в Китае, где его отец занимал солидную должность в таможне Гонконга — по сути, высший пост в местной британской колониальной администрации. Перри Андерсон получил образование в Оксфорде, но разочаровался в Великобритании. Он принадлежит к тому поколению британских аристократов, которые на фоне развала Британской империи увлеклись левыми идеями, но, в отличие от, например, членов «кембриджской пятерки», Андерсон не поддался очарованию Советского Союза и поселился в США.

Ныне является профессором истории и социологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.