Следствие прикрытия

Политика
«Эксперт» №24 (613) 16 июня 2008
Оправдательный приговор полковнику Владимиру Квачкову вызвал шквал обсуждений свойств суда присяжных, а также личности и убеждений оправданного. Но гораздо интереснее сами материалы уголовного дела. Они не только показывают качество работы российского следствия, но и позволяют предположить, что расследование преступления разваливали намеренно
Следствие прикрытия

В распоряжении «Эксперта» имеется копия обвинительного заключения по делу Владимира Квачкова. Даже не слишком внимательное чтение этого документа говорит о том, что Квачкова оправдала бы любая коллегия присяжных вне зависимости от личных симпатий или антипатий ее членов к обвиняемым. Если смотреть на вещи глазами следователя — дело Квачкова вел следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Николай Ущаповский, — картина преступления получается вполне сюрреалистической.

Напомним, речь идет о полковнике Главного разведывательного управления, орденоносце, начавшем службу командиром группы спецназа, воевавшем в Афганистане и до самой пенсии занимавшемся исключительно диверсионной работой. Квачков, если использовать армейский жаргон, это «боевик», который только и умеет что стрелять и взрывать, причем, судя по наградам, делает это отлично. Те, кого следствие называло его подельниками, тоже не выглядят кабинетными профессорами. Роберт Яшин — десантник, капитан в отставке, выпускник Рязанского училища ВДВ. Служил в 45-м полку ВДВ в Афганистане, где и познакомился с Владимиром Квачковым. Столь же внушительна биография Александра Найденова — то же училище ВДВ и тот же полк.

Временная нетрудоспособность

Итак, профессиональный диверсант полковник Квачков задумал по каким-то причинам убить Анатолия Чубайса. Для этого он привлек двух отставных офицеров ВДВ, а также собственного сына и Ивана Миронова, отпрыска бывшего министра печати Бориса Миронова, известного своими антисемитскими взглядами.

По каким-то причинам полковник и его подельники решили не пользоваться профессиональными навыками. Поэтому Владимир Квачков, несмотря на свои тесные связи с офицерами спецназа (о чем говорит его сослуживец Куценко), не пытался достать армейскую мину, а решил воспользоваться кустарной поделкой. Видимо, решив до конца быть непрофессионалом, Квачков не послал Найденова на ближайший армейский полигон, чтобы извлечь тротил из нескольких неразорвавшихся снарядов (что для знающего человека более чем просто). Поддерживая старшего товарища в его непрофессионализме, Александр Найденов собрал мину, описание которой нашел в интернете. Будучи до конца последовательным, Найденов пренебрег элементарными саперными навыками и, вместо того чтобы собрать кумулятивный боеприпас, сделал осколочную мину. Причем вместо штатной подрывной машинки, изъятой впоследствии с дачи Квачкова, решил воспользоваться кустарно изготовленным взрывателем. Для проверки электрической цепи, а также в качестве резервного источника питания бомбы злоумышленники, по мнению следствия, притащили к месту взрыва автомобильный аккумулятор (который свидетель Кроватко видел ранее на даче Квачкова и опознал в ходе следствия). Кстати, эксперты-взрывотехники выяснили — и эти материалы есть в обвинительном заключении, — что бомбу приводил в действие «источник тока сравнительно небольших размеров» (читай: обычная батарейка). Диверсанты заложили взрывное устройство в 1 м 35 см от проезжей части таким образом, что даже у неброн