Re:анимация

Культура
Москва, 23.06.2008
«Эксперт» №25 (614)
В мультфильмах, показанных на недавно завершившемся фестивале в Аннеси, фигурировали хулиганы, геи, солдаты и Карл Лагерфельд. Объединяет их одно: анимация перестала быть «детским искусством», она все более оперативно и изобретательно отвечает на самые острые общественные запросы, часто опережая «большой кинематограф»

Анимационный фестиваль во французском городе Аннеси считается не только одним из самых престижных в мире, но и одним из самых больших. С десяти утра и далеко за полночь в восьми кинозалах в центре старого города показывают мультфильмы; на берегу озера, в роскошном дворце Конгресса, построенном в колониальном духе, работает кинорынок; еще на нескольких площадках идут научные конференции и дискуссии практиков о коммерции и новых технологиях. Выставки эскизов к знаменитым мультфильмам последних лет проходят повсюду, включая главный торговый центр города. А на холме, в замке XIV века, открыта экспозиция «Дух Эмиля Коля и сто лет неукротимой анимации», где становится ясно, как великий француз, снявший свой первый фильм «Фантасмагория» в 1908 году, продолжает вдохновлять не только анимацию, но и создателей других визуальных искусств, включая, например, модного видеоартиста Пьерика Сорена.

Именно в Аннеси, среди круглосуточно жужжащей у фестивального центра многонациональной публики (а такую молодую и заводную аудиторию можно увидеть разве что на рок-фестивалях), начинаешь понимать: анимация — это не только актуальное искусство, это язык для разговора о чем угодно. И язык совсем особенный, им должен владеть и тот, кто на нем говорит, и тот, кто «слушает».

Трудности перевода выявились с самого начала: открыть фестиваль решено было только что прогремевшим в Каннах израильским полнометражным фильмом Ари Фолмана «Вальс с Баширом» (см. статью «Синема-верите», «Эксперт» № 22 за 2008 год), где рассказывалось о ливанской резне 1982 года в лагерях палестинских беженцев Сабре и Шатиле. Режиссер, много работавший с документальным кино на израильском телевидении, в той же стилистике сделал и анимационную картину: «говорящие головы» вспоминающих о той операции солдат и психологов плюс короткие флешбэки. Для политизированной каннской публики язык документального кино был своим, и то, что происходящее на экране не снято, а реалистически нарисовано, выглядело лишь декоративной добавкой к сильному автобиографическому материалу. На анимационном фестивале, где ориентация на искусство первична, ситуация была обратной: уж слишком было видно, что языком анимации Фолман не владеет, строя «речь», как иностранец по самоучителю. Рассчитывали, что «Вальс с Баширом» повторит успех другого политического фильма, «Персеполис», построенного на иранском материале и год назад буквально взорвавшего Францию. Этого не случилось: в отличие от израильской картины «Персеполис» говорил на языке анимации бесхитростно, но чисто.

В авторской, фестивальной анимации социальные сюжеты всегда были среди самых ходовых, лишь в России мультфильмы уходят от социальности, оставаясь либо на «детском» поле, либо на поле чистого искусства. Молодых аниматоров волнуют прежде всего социальные темы, связанные с насилием, тоталитаризмом, а еще чаще — со стандартизацией мышления и жизни. Конкурсные программы дипломных фильмов в этом году, как и раньше, были полны разного качества картин-памфлетов, притч и филосо

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (614) 23 июня 2008
    Инфляция
    Содержание:
    Немонетарная кардиограмма цен

    Опрос компаний АПК, пищевой отрасли и стройкомплекса показал, что корни нынешней инфляции лежат в разнообразных несовершенствах рынков и неумении государства достаточно эффективно эти рынки регулировать

    Реклама