Сухая оттепель

Политика
Москва, 14.07.2008
Русская политика последних двадцати лет вращалась вокруг лидера. Сейчас в ее центр предстоит поставить государственные и политические институты

В зените лета общество заметно оживлено, однако вступает в некое расслабление умов, сочетая необузданность мечтаний с их безвольностью. Неразличение реальности, слухов и пропаганды — собственной, действующей только на пропагандиста. Говорят про «переходное время», но к чему?

При этом большая часть новых мечтаний вскормлена прежним президентом. Но развязанные Владимиром Путиным аппетиты теперь должен удовлетворять Дмитрий Медведев, для чего ему советуют поскорее «избавиться от Путина». Вообще, русская тема свободы от реальности, дембеля от материальных ограничений, с началом всего в России с белого листа вновь оказалась на сцене. Ей парадоксально вторят громыхающие жестяным оптимизмом медиа, путая эмоции, экономику и рекламу.

Меньше всего в этом виновен Дмитрий Медведев. Он успешно прошел крещение международными переговорами, пока, правда, еще не в кризисном регистре. За неполные десять недель президентства выдвинул ряд инициатив, внутренних и международных, запустил ряд программ, осуществление каждой из которых, если оно случится, сделает честь его президентству (отделение бизнеса от государства, снижение уровня коррупции, установление суда как одной из властей). Но готово ли общество поддержать медведевский разговор о самом себе?

Прикованный к ручке МИДа нацбол, требующий свержения власти в Кремле и, одновременно, высадки авиадесанта в Риге, как национальный тип пустозвона, не слишком отличается от политолога, оживившего Москву тезисом о том, что «демократизация является средством управления экономикой». В неистовой борьбе за душу нового президента нас хотят удалить от «пережитков лидерства» Путина и разом перенести в царство либерализации. Пока еще есть время, надо поговорить о реальности.

Джаз-государство в России

Лидерскую стилистику почему-то считают личной причудой Владимира Путина, от которой президент Медведев мог бы и отказаться. Скажем, почему это не так.

Новая Россия — Российская Федерация не была ни восстановлена, как Чехия или Эстония, ни спроектирована и учреждена на заранее обдуманных основаниях, подобно Израилю или Евросоюзу. Россия — государство-экспромт. Даже идея «суверенитета через выход из СССР» ведет начало от выпада-экспромта писателя Валентина Распутина на первом съезде народных депутатов СССР 1989 года: «А может быть, и России выйти из Союза?!» — экспромта, о котором этому консервативному русскому националисту пришлось горько пожалеть.

Импровизация Беловежских соглашений 1991 года по денонсации Союза, покончив с СССР, обрекла Бориса Ельцина на политику, чаще развивавшую исходные темы, чем проводящую отчетливые принципы. Так сложилось джаз-государство 90-х годов — государственность «на тему России», но без ответственности за статус-кво. Взяв наугад любой год русской политики и отсчитав от него три года вперед или назад, вы найдете всякий раз радикально другую политическую сцену, с несходными правилами игры и даже другим составом участников.

В то же время русская политика в эти годы, подчас бывая чудовищно некомпетентной, р

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (617) 14 июля 2008
    "Большая восьмерка"
    Содержание:
    Пасмурный саммит

    Несмотря на серьезность надвигающегося экономического кризиса, на саммите «большой восьмерки» не было принято ни одного значимого решения. Собравшиеся лидеры, похоже, были вообще не склонны к ведению содержательного диалога

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама