История как война

Тема недели
«Эксперт» №30 (619) 28 июля 2008
История как война

В последнее время Россию часто обвиняют в многочисленных преступлениях, реальных или мнимых, которые совершила наша страна в прошлые годы против народов других стран. Прибалтика и Польша особенно усердствуют в этом, а ведущие западные страны им потакают. Очевидная причина этого явления — усиление России как политического и экономического игрока. Историю используют в качестве инструмента политической борьбы.

История всегда была политическим инструментом. И во внутренней жизни стран, и во внешней борьбе. Особенно активно стали использовать историю для целей пропаганды в прошлом веке. Причем, как ни парадоксально, в СССР история, преподаваемая детям в школе, была во многих аспектах более объективной, чем в западных странах. Школьники во многих крупнейших странах мира получают не то что слегка искаженную картину исторических событий и динамики — это было бы вполне естественно, ведь каждому народу хочется подчеркнуть свои успехи и достижения. Они вообще не получают никакой связной картины. Общее место — история самого грандиозного и трагического события ХХ века, Второй мировой войны, вследствие такой подачи в учебниках искажена в сознании американской и европейской молодежи до неузнаваемости.

В этом специальном выпуске журнала мы не касаемся трагических сторон внутренней политики СССР — политических репрессий, переселения целых народов или беспощадных ударов по целым социальным слоям, таким как крестьянство. Массовые жертвы и страдания, которые часто сопровождают революции и подобного рода колоссальные общественные трансформации, являются в большей степени внутренней проблемой стран, где эти явления происходят. Здесь представлена подборка статей преимущественно о преступлениях, которые совершались одними странами против народов других стран, а также история геноцида, который в «оправдательные» рамки национальной политической борьбы никак не вписывается. Поэтому очевидные упреки в том, что мы игнорируем «преступную сущность» советского режима здесь не будут уместны.

Конечно, Советский Союз, да и Российская империя не отличались уникальной высоконравственной внешней политикой. Однако спокойный анализ показывает, что мы здесь уж точно не хуже многих, а скорее даже смотримся выигрышно по сравнению со многими странами, если вообще такое сравнение возможно, когда речь идет о преступлениях.

Нельзя отрицать негативных, жестких, иногда жестоких аспектов внешней политики СССР. Мы должны трезво смотреть на собственную историю и не бояться понять, а если нужно осудить заблуждения, ошибки и преступления. Это только сделает нас сильнее и поможет избежать ошибок в будущем.

Но нам также следует помнить о преступлениях других. И не для того, чтобы упрекать их в этом при каждом удобном случае. А для того, чтобы стараться не допустить повторения ужасающих трагедий прошлого.

Мы должны помнить о массовых расстрелах пленных польских офицеров. Символом этих расстрелов стала Катынь. Важно, что Россия признала это преступление. Однако Польша продолжает требовать от нас все но