Вишня расцветает ночью

Политика
«Эксперт» №30 (619) 28 июля 2008
Азиаты до сих пор не могут простить Японии ее действия на оккупированных территориях во время Второй мировой войны. Одно из самых страшных японских преступлений против человечества — биологические опыты на людях, проводившиеся в «отряде 731»
Вишня расцветает ночью

Нынешнее негативное отношение к Японии со стороны Китая, КНДР и Южной Кореи объясняется главным образом тем, что Япония — в отличие от Германии — не наказала большую часть своих военных преступников. Многие из них продолжали жить и работать в Стране восходящего солнца, а также занимать ответственные посты. Даже те, кто производил биологические опыты на людях в печально известном специальном «отряде 731».

В частности, китайцев было принято использовать для обучения японских врачей. Японский доктор Кен Юаса вспоминал в середине 90-х годов, беседуя с репортером New York Times Николасом Кристофом, как во время войны его как-то пригласили на «практическую хирургию» в одном из городов провинции Шаньси. Доктор и его коллеги полтора часа проводили различные операции (удаление аппендицита, ампутация конечностей и тому подобное) над двумя живыми китайцами. С китайцами поступили «гуманно» — сделали им перед операцией общую анестезию и умертвили в конце «урока». Не всем подопытным так везло. Доктор Кен Юаса утверждает, что проведение подобных «практических занятий» было вполне обычным делом для японских докторов, работавших в Китае.

Это мало чем отличается от опытов доктора Йозефа Менгеля. Жестокость и циничность таких опытов не укладывается в современном человеческом сознании, но они были вполне органичны для японцев того времени. Ведь на кону тогда была «победа императора», и он был уверен, что дать эту победу могла только наука.

Просвещенный император

Официально заняв трон в 1926 году, император Хирохито выбрал для периода своего правления девиз «Сёва» («Эпоха просвещенного мира»). Хирохито верил в силу науки: «Во имя религии погибло больше людей, чем по любой другой причине. Однако наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени».

Император знал, о чем говорил: по образованию он был биологом. И он считал, что биологическое оружие поможет Японии завоевать мир, а ему, потомку богини Аматерасу, — исполнить свое божественное предназначение и править этим миром.

Идеи императора о «научном оружии» нашли поддержку в среде трезво мыслящих японских военных. Они понимали, что на одном самурайском духе и обычных вооружениях затяжную войну против западных держав не выиграешь. Поэтому по поручению японского военного ведомства в конце 20-х — начале 30-х годов японский полковник и биолог Сиро Исии совершил вояж по бактериологическим лабораториям Италии, Германии, СССР и Франции. В своем итоговом докладе, представленном на рассмотрение высшим военным чинам страны, он убеждал всех присутствующих, что биологическое оружие принесет огромную пользу Японии.

«В отличие от артиллерийских снарядов бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато эти невзрывающиеся бомбы — снаряды, начиненные бактериями, — без шума поражают человеческий организм и животных, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мир