Непропорционально убедительная победа

Тема недели Российская операция по принуждению Грузии к миру оказалась наиболее успешной военно-политической акцией России за всю постсоветскую историю

Скорость и масштаб поражения Грузии — вот чего Запад не может простить России прежде всего. Никто, похоже, не ожидал, что Москва не будет особо думать и колебаться, а стремительно разгромит грузинскую армию. Для этого российским военным хватило, по сути, одних суток.

А ведь это была армия, натасканная американскими инструкторами, вооруженная буквально всей Восточной Европой, частично обстрелянная в Ираке. Армия государства, которое уже практически считали достойным членства в НАТО. И вдруг такой конфуз.

Понятно, что грузины по натуре своей не вояки, и все же — очень неприятно. Особенно на фоне тупика в Афганистане и Ираке, который наглядно свидетельствует, что реальная эффективность западных армий далека от лучших образцов. Неприятно еще и потому, что стало очевидно: подвернись хороший повод, та же 58-я армия за неделю-другую разнесла бы армии всех трех прибалтийских республик. И вряд ли у союзников по НАТО возникло бы реальное желание их спасать. Привычная аргументация, что в России-де нет ничего, кроме углеводородов, разваливается на глазах — конечно, обидно.

Впрочем, Запад не был бы Западом, если бы не продолжил — и с еще более важным видом — поучать Россию. Как же, ведь Россия отступила, не стала оккупировать Грузию. Стало быть, испугалась западного остракизма. Тот факт, что вешать себе на шею эту «бывшую жемчужину империи» (по выражению британского Economist) Россия желанием не горит, видимо, выходит за рамки современного западного понимания.

Операция «Адекватность»

Для понимания военной обстановки в Южной Осетии стоит уточнить несколько обстоятельств. Российская армия, как и руководство страны, разумеется, не исключали возможности войны в Южной Осетии. Собственно говоря, 58-я армия готовилась к конфликту на протяжении последних четырех лет, регулярно проводя учения и устраивая ротацию батальонов 19-й мотострелковой дивизии в составе миротворческого контингента с целью изучения будущего театра военных действий. И тем не менее нынешняя кампания стала до некоторой степени неожиданностью для военных и политиков.

Очевидно, что разведка сработала плохо. Правда, по некоторым сведениям, решение о начале военной операции принималось столь узким окружением Михаила Саакашвили и было столь внезапным, что заранее узнать о нем было невозможно.

Другим и, пожалуй, наиболее тяжелым для ура-патриотов обстоятельством станет понимание того, что военная победа российской 58-й армии была запрограммирована — при условии того, что она вообще попадет в Южную Осетию. Ее противник не обладал целыми сегментами стратегически важных вооружений, прежде всего в сфере авиации, ПВО и дальнобойных ракетных систем, без которых сколько-нибудь успешное противостояние невозможно.

Война началась в ночь с 7-го на 8 августа с массированного артиллерийского налета. Перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности регулярно происходили на протяжении двух недель перед вторжением, поэтому сам факт обстрела Цхинвали не являлся достаточным поводом для введения российских войск.