Дары волхвов

Книги
Москва, 06.10.2008
«Эксперт» №39 (628)
Новый роман Владимира Шарова равно насыщен сокровищами смысла и ловушками понимания

Универсум Шарова — он страшненький на самом деле; редко кому из нынешних там может быть хорошо. Те человеческие образцы, кому эта атмосфера, температурный режим соответствовали бы, в большинстве своем, подобно старинным манускриптам, утрачены.

Более всего путешествие тропами шаровской прозы напоминает спуск в подземелья древней Лавры с одним на всех светочем авторской мысли, где образы и идеи, вызываемые им к жизни, или, вернее будь сказано, вопрошаемые в смерти (или жизни вечной), иссохшими фигурами иноков выступают из темных провалов.

Эта версия христианской цивилизации вызывает ассоциации с царствами египетскими не только лишь обращенностью в вечность, но также и тем, что на ее руинах современный русский человек чувствует себя всамделишным диким бедуином, безъязыким чужаком, волею судеб присвоившим себе то, о смысле чего, о предназначении не имеет никакого представления.

О свежевышедшем романе Шарова заговорили давно; в журнальной версии он был доступен чуть не год назад, в нынешнем же году вокруг книги началась нешуточная премиальная суета: шорт-лист «Большой книги», длинный список «Букера». Это на самом деле новость, до сей поры у писателя были скорее постоянные преданные почитатели, нежели широкая популярность, пусть даже в узких окололитературных кругах. В чем бы здесь ни было дело — в том ли, что бедуины наконец озадачились вопросом, что за громады такие торчат среди родных пустынь, в команде увлеченных египтологов или в туристической востребованности необычного, новость эта, безусловно, хорошая. Помимо владения редкоземельным материалом Шаров обладает чудесным искусством писательского гипноза — как не трудны для обывателя его метафизические ландшафты, в глубину текста тянешься за автором, как крыса на мелодическом поводке.

Если не убояться пафоса, «Будьте как дети» — роман о крестном пути России в двадцатом веке. Для ясности надо заметить, что собственно выражение «крестный путь» не фигурирует в книге, если не ошибаюсь, ни разу. Легенду-притчу о кровавом крестном ходе рассказывают староверы в попытке объяснить, а то и оправдать братоубийство Гражданской войны. Мол, в разгар Первой мировой был допущен эксперимент — одновременная служба в одном храме синодальных, официальных, православных и староверов-поповцев. После службы воодушевленные прихожане пошли крестным ходом, да вот беда, одни против солнца, другие — посолонь. Когда потоки людей, каждый из которых шел к своему просветлению, сошлись, возникла кровавая давка. Гражданская война у Шарова — то же исступленное движение к истине, в котором нет виноватых, одни правые, только вот каждый — своею правдой.

Подверстав к этой истории крестовый поход детей-коммунаров на Иерусалим, вдохновленный умирающим Лениным, средний русский западник, не исключено, припутает сюда и Шпенглера с его закатывающейся Европой и новой русской цивилизацией, и много чего еще: действительно, чем адская баня бело-красно-зеленых не череда отсроченных религиозных войн; а что религии особенные, так и цивилизация тоже —

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (628) 6 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Костыль на 5% ВВП

    План санации финансовой системы CША, предложенный денежными властями страны, имеет массу сиюминутных и долговременных рисков и недостатков. Но, похоже, кризис достиг такой стадии, что эффективных альтернатив предлагаемым мерам сейчас нет

    Рейтинг
    На улице Правды
    Реклама