Конец прекрасной эпохи

Международный бизнес
«Эксперт» №39 (628) 6 октября 2008
Интерлюдия финансовой глобализации под американским зонтиком закончилась. Мир вступает в период нового индустриального рывка третьих стран
Конец прекрасной эпохи

Кризис. Но какой? Конец рейганомики и спекулятивных финансов 80-х? Шумпетеровское «созидательное разрушение» устаревших монополий? Конец самой американской гегемонии, продолжавшейся почти столетие? А может, и подавно смещение центров мировой цивилизации и геополитической мощи, что 500 лет централизовывали всю миросистему вокруг западного ядра? Может статься, что все вышеназванное, притом одновременно.

Большая сделка

Начнем с ближайшей предыстории. В конце 1973 года ОПЕК, дотоле малозначимый картель стран — экспортеров нефти, впятеро вздул свои цены с 3 до 15 тогдашних долларов за баррель, что спровоцировало на Западе экономический кризис. От ОПЕК такого никак не ожидали. Главенствовали в картеле вовсе не радикалы, а консервативные аравийские монархии и шахский Иран да вполне тогда проамериканские Венесуэла и Индонезия. Эти клиенты США попросту решили немного перетянуть на себя одеяло, воспользовавшись предлогом очередной войны с Израилем и замешательством хозяина в Вашингтоне.

Взбешенный президент Никсон, который заведомо не мог употребить силу на фоне уотергейтского скандала и поражения во Вьетнаме, отправил к ближневосточным предателям хитроумного Киссинджера. Результатом, как считается, стала тайная сделка, которая в принципе спасала интересы США, хотя больно била по европейским союзникам, не говоря о большинстве стран третьего мира.

Вкратце: цены на нефть по-прежнему исчислялись только в долларах, которые весь мир должен был покупать у Америки, чтобы расплачиваться с ОПЕК, чьи сверхдоходы затем надлежало вкладывать в банки США. Впрочем, и без всякого тайного сговора иранский шах и арабские шейхи держали бы свои авуары на долларовых счетах, поскольку они не собирались лишиться военного покровительства США. Да и во что, как не в американские ценные бумаги, могли они вложить свои возросшие доходы?

Тайная дипломатия Киссиджера в течение последующего десятилетия произвела множащиеся непредвиденные последствия. К примеру, она подпитала неожиданными доходами инертный консерватизм брежневского правления и тем самым обрекла СССР на кризис отложенного действия. Увы, в этой беде наша страна оказалась далеко не одинока, хотя никто этого еще не понимал.

Возникшая на финансовых рынках Запада горячая масса петродолларов искала хоть минимально доходного применения. При этом зрелые промышленные секторы развитых стран, в первую очередь самих США, к началу 70-х уже столкнулись с проблемой сбыта — провозвестником грядущего структурного кризиса — и, соответственно, с понижением нормы прибыли в ранее флагманских отраслях. Это и некогда славное британское судостроение, и металлургия немецкого Рура, и автопром Детройта.

Добавьте к этому массу «евродолларов» и прочих экспортных долларов, которыми США в 50–60-х годах щедро расплачивались за свои военные базы по всему миру и тем самым мощно субсидировали многочисленных союзников, особенно в период войн в Корее и во Вьетнаме. В 1974–1980 годах американские банкиры буквально осаждали правительственные приемные по всему