Всемирная фабрика в шоке

Международный бизнес
«Эксперт» №44 (633) 10 ноября 2008
Резкое сокращение мирового спроса заставило производителей «всемирной фабрики» на юге Китая задуматься, что делать с избыточными производственными и человеческими ресурсами
Всемирная фабрика в шоке

Купание в чайном пруду должно успокаивать нервы, но Дэн Люган все равно переживает. «Мой знакомый инвестировал восемьсот тысяч юаней в одну фабрику, а она обанкротилась», — рассказывает он. «Интересно, — отвечаю я, — а как бы его найти и поговорить?» «Ха! — усмехается Дэн, — его теперь многие ищут, деньги то не совсем его были...»

По выходным на горячие источники неподалеку от Гуанчжоу съезжаются бизнесмены со всего юга Китая — отдохнуть от неприятностей прошедшей недели, принять винную, жасминовую и лекарственную ванны. Сам Дэн Люган из Дунгуаня, еще несколько месяцев назад считавшегося одним из символов китайского экономического чуда, огромного фабричного города, выстроенного за пятнадцать лет на пустом месте для того, чтобы удовлетворить мировой спрос на дешевые китайские товары. Теперь каждый день здесь закрывается по нескольку фабрик.

«Скажи, этот кризис вообще когда-нибудь кончится или мне лучше заняться чем-то другим?» — спрашивает Дэн и машет рукой, не дожидаясь ответа...

В дельте Жемчужной

Сегодня весь мир с надеждой смотрит в сторону Китая. Когда развитые экономики осыпаются одна за другой, Китай кажется чуть ли не единственной силой, способной это падение остановить.

На протяжении последних пятнадцати лет именно юг Китая был локомотивом экономического роста в стране: в середине 80-х здесь появились первые сельскохозяйственные кооперативы, в начале 90-х самые смелые иностранные инвесторы начали строить фабрики и заводы. Дельта реки Жемчужной (китайское название Чжуцзян) в провинции Гуандун занимает менее половины процента территории Китая, при этом на нее приходится 10% китайского ВВП, почти 19% всех прямых инвестиций в КНР и около 29% внешней торговли. Если бы дельта Жемчужной была отдельным государством, она стала бы одиннадцатой торговой экономикой мира.

Сегодня юг Китая первым принимает на себя удар мирового финансового кризиса. Внешне изменения пока не очень заметны, но стоит копнуть чуть глубже, сразу понимаешь, насколько уязвима экономика этого региона. Кризис застал ее в момент трансформации, завершить которую теперь не удастся еще долго.

ВДНХ с китайской спецификой

На входе в первый павильон огромного выставочного комплекса в Гуанчжоу разложены информационные материалы организаторов традиционной экспортной выставки-ярмарки, крупнейшей в Китае. «В этом году мы смогли обеспечить отсутствие пробок и облегчить доступ в комплекс для гостей выставки», — говорится в передовице официального бюллетеня.

Разгадка «логистического чуда» находится быстро — все без исключения опрошенные «Экспертом» участники выставки жалуются на резкое сокращение числа иностранных посетителей по сравнению с прошлым годом. Это заметно и на улицах города: в гостиницах есть свободные места (год назад корреспонденту «Эксперта» пришлось ночевать в номере недостроенного отеля — других просто не было). В ресторанах и барах — пустые столики.

«Такого раньше никогда не бывало», — говорит Варвара Кухно, несколько лет назад открывшая в Гуанчжоу собственное модельное аген