Бог мелочей

Культура
Москва, 17.11.2008
«Эксперт» №45 (634)
Леонид Парфенов побеседовал с «Экспертом» о своей книге, посвященной одному десятилетию из жизни СССР, — и о том, почему эту книгу уже сложно называть исторической и числить по разряду ретро

— Вот Пьеха и Кристалинская… — говорит Леонид Парфенов, умостив раскрытый глянцевый кирпич формата «А4 с гаком» на ребре столика кофейни «Ла Каса». — Вот почему я их так — вместе — сделал? Потому что впервые — городское женское счастье. До сих пор песни про бабью долю предполагали местом действия деревню. А тут урбанизация. И вот Пьеха, которая… — тут бывший ведущий культовой, ну извините, а как еще сказать-то, программы «Намедни», бывший главный редактор журнала «Ньюсуик» и попросту, без «бывший», лучший тележурналист России демонстрирует, что не зря его позвали озвучивать мужских персонажей стремного мультсериала Monkey Dust на канале «2x2»; лицо его вытягивается и зримо преображается, глаза начинают косить и подергиваются пленочкой мечтательной поволоки, в голосе объявляется придыхающий томный акцент. — …Ка-аторая — де-евушька с запро-осами, поля-ачка, родившаяся во Франции, которая поступила на фьилософфский факультэт Лэнинградского университэта… «Я могля бы побежять за поворьот, я могля бы — только горьдость нье дайёт»… Это же очень важно!

Прежде всего, это очень похоже — на Эдиту Станиславовну. Но и важно тоже, да — в той системе исторических координат, в которой сделана лежащая перед Парфеновым книга. В системе, где «Пьеха и Кристалинская мечтают о счастье» на страницу, соседствуя с «Зерном из-за границы» (начало импорта зерновых в СССР, знак провала советской сельскохозяйственной программы) и «Крашеными волосами» (ну, понятно), по полстраницы то и другое, а предыдущие четыре отданы «Туризму с рюкзаком» (байдарки, кеды, походная песня, абалаковский, собственно, рюкзак), а на следующих трех «Убили Кеннеди» (гроб, накрытый звездно-полосатым стягом, черно-белая Джеки в подразумеваемо розовом платье за мгновения до выстрела неустановленного авторства, Ли Харви Освальда пишем, теория заговора в уме). В системе, где предпринята обаятельная попытка привести к согласию два недружных взгляда на Историю: холодно-ретроспективный — профессионала-исследователя, который представляет, что почем и что из чего вышло, и близоруко-непосредственный — погруженного в живой хаос массового современника, которому мини-юбки и 21-я «Волга» без оленя на капоте поважней, пожалуй, будут Карибского кризиса и «Одного дня Ивана Денисовича».

Можно сказать, что книга «Намедни. Наша эра. 1961–1970», только что выпущенная в «КоЛибри», — печатная версия первой части соответствующего телевизионного цикла (еще три тома, по одному на десятилетие, предполагаются); версия, однако, радикально расширенная («Объем текста увеличился в пять раз», — говорит Парфенов), иначе — и богато — проиллюстрированная полутысячей картинок, иначе смонтированная, собственноручно и тщательно сверстанная («По двое суток уходило на год») и — при всей подчеркнутой деидеологизированности подхода — порядком новаторская. «278 феноменов десятилетия» складываются в альтернативную версию Истории: не в том смысле, что потаенную, конспирологическую или разоблачительную, — а в том, что инаки тут угол зрения и инто

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (634) 17 ноября 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Кого спасет «план Путина»

    План оздоровления российской экономики — первый, очень осторожный шаг, который сможет немного смягчить рецессию, в которую входит экономика России

    На улице Правды
    Реклама