Коктейль для маленьких сожителей

Наука и технологии
Москва, 17.11.2008
«Эксперт» №45 (634)
Разработанный более тридцати лет назад специальный раствор для восстановления больных после операций позже нашел прописку в токсикологии, а в свете новых знаний о симбиозе человека и бактерий оказался востребованным при лечении ряда заболеваний

В НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского его привезли утром в бессознательном состоянии. Мужчина, 34 года, отравление барбитуратами, состояние крайне тяжелое. В реанимации его быстро подключили к системам искусственной вентиляции легких и очистки крови, хотя и понимали: с такой прорвой принятого яда мужик не жилец. Однако дежурный врач решил применить недавно разрешенную методику — промывание желудочно-кишечного тракта специальным раствором. Наутро токсиколог был поражен: «не жилец» приподнялся в койке и хрипло пробасил: «Закурить не найдется?»

Живительный раствор, разработанный специалистами Института Склифосовского в середине семидесятых как средство терапии после хирургических вмешательств в области желудочно-кишечного тракта, в токсикологии стали применять лишь в 1984 году. Токсикологи давно мучились проблемой, как вывести пациента из тяжелого состояния, если яд, который они выводят из крови, вновь поступает туда из желудочно-кишечного тракта. Пациенты в таких сложных случаях могли умереть не столько из-за яда, сколько из-за длительных процедур по очистке крови, приводящих к резкому падению давления, нарушению водно-электролитного баланса плазмы крови и других разрушительных последствий. Прочистить желудочно-кишечный тракт у пациента «в отключке» было невозможно, пока специалисты клиники не придумали, не опробовали и не внедрили новую технологию. Как выяснилось позже, технология оказалась хороша не только для этих целей.

Мертвого поднимет

Ныне старший научный сотрудник отделения острых отравлений НИИ скорой помощи имени Склифосовского кандидат медицинских наук Виктор Маткевич пришел работать в отделение токсикологии института в 1978 году и обнаружил явную нестыковку теории и практики. Как же так, изумлялся он, больным чистят кровь, но не чистят желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), где находится основная масса яда. Как только в крови в результате чистки концентрация яда снижается, он вновь поступает из ЖКТ. И так могло продолжаться не только часами, но и сутками. Исход зависел лишь от того, вынесет организм эту борьбу или нет. Коллеги с Маткевичем соглашались: мол, все знаем, но тут у нас затык. Как можно прочистить желудочно-кишечный тракт, если пациент в бессознательном состоянии? Пить он не может, перистальтика у него не работает, можно вставить зонд в желудок — а толку, когда нужно в тонкий и извилистый кишечник. «Ну что-то же надо с этим делать!» — настаивал Маткевич. Реакция руководства была прогнозируемой: вот ты, брат, этим и займешься.

Решить нужно было две проблемы — чем промывать и как. Маткевич засел за литературу, стал расспрашивать специалистов. С раствором ему просто-таки повезло. Поначалу он считал, что, по сути, неважно, чем промывать, вроде какие-то средства на тот момент имелись. На его заблуждение указали ученые-патофизиологи, специализирующиеся на системе пищеварения, из отдела новых методов диагностики и лечения в хирургии Института Склифосовского. Они придумали раствор для раннего кормления пациентов после оперативных в

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (634) 17 ноября 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Кого спасет «план Путина»

    План оздоровления российской экономики — первый, очень осторожный шаг, который сможет немного смягчить рецессию, в которую входит экономика России

    На улице Правды
    Реклама