Полудикий Восток

Книги
Москва, 17.11.2008
«Эксперт» №45 (634)
Популярный писатель Андрей Геласимов, автор «Года обмана», «Жажды», «Рахили», в новом романе помимо привычного дара нравиться читателю проявил еще один — слух и нюх на историю

Забайкалье, лето 1945 года. Степь, сопки, река Аргунь, китайская граница, лагерь военнопленных — и нехорошая шахта, близ которой жены туземных шаманов имели обыкновение вынашивать и рожать безглазых детей, умеющих разговаривать с духами. Только что закончилась война, на которую, вот незадача, опоздали два чалдонских пацана. Пацанам лет по одиннадцать, глаза у них на месте, и они не умеют разговаривать с духами, только вот у одного из них все время идет носом кровь. Пленный доктор-японец разбирается в травах, но с духами тоже не умеет, иначе бы не писал назидательную историю самурайского своего рода для сыновей, оставшихся в Нагасаки, в июле 1945-го.

Уже пронзительно, да?

Чего не отнять у писателя Геласимова — так это чутья на историю. Выросший из случайных застольных откровений, местного фольклора, отголосков собственного детства (Геласимов родом из Иркутска), роман по фактуре и, вероятно, по замыслу — полноценный эпос, региональный лишь в смысле материала. Как всякий эпос, в четвертом измерении он развернут в историю уже глобальную. Да и «региональность» здесь скорее в плюс — это тот самый «Дальний, дальний», глухой Восток; в начале XXI века машины, следующие из Иркутска на Читу, местные милиционеры, по свидетельствам очевидцев, провожают глазами, в которых читается: «Прощайте, ненормальные». История Геласимова относится к другому времени — когда страна прошита военными эшелонами насквозь. Но и тогда, и до сих пор у каждого чалдона если не «шашка и карабин», то обрез уж во всяком случае имеется, а над сопками витают тени атамана Семенова, барона Унгерна, советских героев Хасана и Халхин-Гола, а также «предпочитающих разлететься в куски», но не сдаться японских самураев. Бурятские шаманы, урановые рудники, древние поселения, выплеснувшие тысячи человекосперматозоидов в лоно матушки Европы… да мало ли чего еще! Можно только представить, каких демонов вызвал бы оттуда, к примеру, писатель Алексей Иванов или какие оборотни с маньчжурскими прозваниями забегали бы по страницам у Пелевина.

У Геласимова не то. Как-то он сам весьма удачно выразился, что «произведение искусства — это способ атаки». Но помимо способа у атаки наличествует еще и цель; цель «романной атаки» писателя Геласимова не извлечение хаоса реальности на дневной свет искусства (как, возможно, у Пелевина) и не заклинание его на собственном его языке (как, вероятно, у Иванова), но гармонизация — и хаоса, и строящейся по его беззаконию действительности. Верно, чтобы «все встало на свои места». Иначе писателю Геласимову как художнику и человеку в этом мире неуютно. Такие истории (с финальной гармонизацией), правду сказать, в мире случаются — хоть нечасто и ненадолго. Хотелось бы, чтобы почаще и навсегда. Кому такого не желается? И вот Геласимов из хтонического бульона с консерваторской точностью уловленной исторической какофонии вываривает свой вкусный художественный холодец.

Нет, автор не отказывает «подсмотренной жизни» в присущей ей грубости, жесткости и похабной нажористости одновременн

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (634) 17 ноября 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Кого спасет «план Путина»

    План оздоровления российской экономики — первый, очень осторожный шаг, который сможет немного смягчить рецессию, в которую входит экономика России

    На улице Правды
    Реклама