О смягчении наказаний

Разное
Москва, 17.11.2008
«Эксперт» №45 (634)

Будто давняя стена стала давать трещины: с самых разных сторон заговаривают об излишествах в применении судами санкций, связанных с лишением свободы, о непомерной численности «тюремного населения» страны, о том, что все эти привычные перехлёсты не только негуманны, но и чрезвычайно неумны. Давая тюремный опыт примерно такому же числу людей, как армейский, и сравнимому с тем, какому даём высшее образование, мы подталкиваем Россию никак не к лучшему будущему. Сажая человека по мимолётному подозрению в СИЗО, отправляя его за первое и ненасильственное правонарушение в тюрьму, мы без разумных на то оснований запираем его в школе, где переходят из класса в класс даже те, кто поначалу этого не желал, и гарантируем изобильное пополнение профессионального и полупрофессионального криминалитета. Да стоит ли всё это в сотый раз разжёвывать? Всем давно известно — и никто особенно не спорит.

Однако такой квазиконcенсус до сих пор решительно ни в чём не сказался. Манера наших судов удовлетворять (практически) любой запрос на арест и наказывать (практически) любую вину лишением свободы не одобряется, я полагаю, большинством из тех, кто хоть раз об этом задумался (не знаю, сколько нас), но желания что-то с этим сделать никто давно уже не заявлял. Между тем сажают всё больше и всё глубже. Средний срок приговора помаленьку увеличивается. К тому же (хотя пораньше выпустить — совсем иное дело, чем зря не посадить) помилования практически прекратились лет уже шесть назад, просьбы об УДО суды рассматривают всё строже, а три последних амнистии происходили в 1999, 2000 и 2001 годах. И вот — вдруг — зазвучали предложения об изменении этого дурного обыкновения.

Трудно сказать, чем вызван сдвиг: скорее всего, сразу многими факторами. В частности, какой-то накопленный эффект возымели многолетние жалобы тюремщиков на то, что тюрьмы переполнены, персонал работает в ужасающих условиях — и не справляется. Какой-то резонанс приобрели наконец жалобы бизнесменов на арест как всё более распространяющееся и самое страшное орудие правоохранительного вымогательства. Какую-то лепту внесли и громкие кампании по освобождению Алексаняна и Бахминой — хотя в обоих случаях по неизвестной мне причине активисты в основном воздерживались от генерализации требований. Как всегда, основную роль сыграли «сигналы» сверху — вполне либеральные, а в последнее время и довольно резкие высказывания президента Медведева по судебной и тюремной проблематике. Как бы там ни было, но на прошлой неделе публике было подробно рассказано сразу о двух наступлениях на обсуждаемую проблему.

В думском комитете по безопасности, оказывается, подготовлен и будет внесён на рассмотрение палаты в январе законопроект. Это поправки в УПК, которые должны будут серьёзно расширить сферу применения альтернативных видов наказания: освобождения под залог и домашнего ареста. Тут же выяснилось, что и Минюст подготовил ряд законопроектов, направленных на смягчение системы наказаний. Речь там тоже идёт о домашнем аресте и других способах

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (634) 17 ноября 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Кого спасет «план Путина»

    План оздоровления российской экономики — первый, очень осторожный шаг, который сможет немного смягчить рецессию, в которую входит экономика России

    На улице Правды
    Реклама