Черные дни черных металлургов

Производство в российской сталелитейной отрасли достигло самого низкого за все послереформенное время уровня. Но, похоже, у металлургов есть шансы пережить обвал мирового и внутреннего спроса без катастрофических для себя последствий

Если попытаться одним словом охарактеризовать то, что происходит сейчас в российской черной металлургии, на ум приходит лишь «катастрофа». Даже термин «обвал», как нам кажется, недостаточно точно и правильно отражает суть происходящего в отрасли. И речь тут даже не о том, что цены на отдельную продукцию упали на 50–75%. Главное, производство уже откатилось ниже уровня 1998 года — года, в который был достигнут минимум постсоветского времени. По нашим оценкам, так мало чугуна и стали, как сейчас, не выпускалось с середины 50-х годов прошлого века. А ведь падение производства еще не остановилось. Не успевают корпоративные аналитики отчитаться менеджерам о прогнозах снижения рынка в текущем месяце, как приходят данные, свидетельствующие о новых уровнях провала. Когда две недели назад мы начали собирать с заводов сведения о падении выплавки чугуна, получилось около 30%. Однако в ходе опроса стало ясно, что в некоторых компаниях явно пытаются скрыть кое-какую информацию, и реальные цифры еще хуже. Поэтому более правдоподобным нам показался прогноз падения производства на 45% (ноябрь этого года к пиковому по производству июлю–августу). Но на прошлой неделе, когда мы сдавали этот материал в печать, появилась информация о 50-процентном плановом снижении производства в декабре «Северсталью», а Магнитка, похоже, достигнет этого уровня уже в ноябре. А ведь это еще не самые пострадавшие от кризиса комбинаты!

Но мы не будем нагнетать обстановку. Все-таки «катастрофа» — это не «коллапс». Коллапс — на Украине, где уже почти половина меткомбинатов остановили работу или близки к этому, а общее падение производства чугуна оценивается (снизу!) величиной 70%, а скорее всего, дойдет до 75–80%. В сравнении с ними у нас все в относительном порядке. Более того, хотя и с разной степенью болезненности, но кризис переживет большинство наших производителей, благо у всех у них есть запас прочности, накопленный в предыдущие годы.

Текущую ситуацию со сталью в России наши респонденты с мест, с которыми мы пытались обсуждать кризис на том или ином конкретном комбинате, будто сговорившись, описывали лаконично: «Это жопа». Но ведь не полная же. И поводов считать, что пиковые значения падения производства — лишь быстрая и болезненная реакция на кризис, а не долговременный тренд, у нас предостаточно.

Цены: пока лишь сдулся пузырь

Ценовой пузырь на продукцию черной металлургии, выросший этим летом, стал знаковым событием для отрасли. Цены и на плоский, и на сортовой прокат выросли в два раза (до 1200 долларов за тонну и выше, еще пять-шесть лет назад столько стоил алюминий!).

По большей части причины выплеска были объективными. Это общемировой экономический рост. Это Китай, в ходе подготовки к Олимпиаде ограничивавший экспорт металла. Это строительный бум в странах Персидского залива. Наконец, это ценовое ралли на рынке сырья для производства стали — коксующегося угля и железной руды, вызванное быстрым ростом спроса при одновременном ограничении предложения со стороны BHP, Vale и Rio

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (635) 24 ноября 2008
    Мировой кризис
    Содержание:
    От «семерки» к «двадцатке»

    Встреча G20 открыла дорогу к реформированию мировой финансовой системы и экономики. Но новая финансовая архитектура сформируется еще не скоро

    Политика
    Рейтинг
    На улице Правды
    Реклама