Мы инженеры

Наука и технологии
Москва, 24.11.2008
«Эксперт» №46 (635)
Успех русской инженерной школы всегда основывался на единстве триады – образование–наука-промышленность. Сегодня Россия вновь собралась строить инновационную экономику, поэтому стоит вспомнить опыт предшественников

В девятнадцатом веке критерием успеха деятельности любого профессора Института корпуса инженеров путей сообщения были проложенные им дороги, построенные мосты, шлюзы, каналы, причалы. Свидетельством авторитета русского инженера того времени, несущего персональную ответственность за реализацию сложного технического проекта, можно считать любимую фразу императора Николая I «Мы инженеры».

Русская инженерная школа с момента ее становления принципиально основывалась на единстве триады образование — наука — промышленность при ведущей роли ее промышленной компоненты. Именно на этих принципах более чем через сто лет в СССР была сформирована концепция генерального конструктора сложной технической системы. Важно, что со времен строительства Николаевской железной дороги и до эпохи советских атомных и ракетно-космических проектов генеральные конструкторы де-факто или де-юре подчинялись непосредственно первому лицу государства. Сегодня уже не вызывает сомнения, что только благодаря русской инженерной школе и системе инженерного образования в России стало возможно создание железнодорожной отрасли в 40–80-х годах XIX века и атомной и ракетно-космической отраслей в 40–80-х годах ХХ века. Эти два технологических прорыва на длительное время обеспечили вхождение России в число промышленных стран-лидеров, а также внесли огромный вклад в построение той технической среды, в которой человечество живет сегодня.

Чему мы научили американцев

Основы русской инженерной школы были заложены в стенах Института корпуса инженеров путей сообщения, созданного указом императора Александра I в 1809 году. В 30–40-х годах XIX века этот институт уже сильнейший научно-технический вуз России, а уровень образования его выпускников соответствует высшему европейскому классу того времени. Лекции по математике здесь читают академики М. В. Остроградский и В. Я. Буняковский. В 1835 году М. С. Волков стал читать первый в России курс «Построение железных дорог», а уровень требований к проработке даже курсовых проектов обеспечивал возможность немедленно начинать строительство. Первое свидетельство тому — завершение русскими инженерами-путейцами (всего через семь лет после первой железной дороги Стефенсона в Англии) в 1837 году железной дороги Петербург—Царское Село. Еще через четыре года, в 1841-м, профессор П. П. Мельников завершает разработку еще более грандиозного по тем временам проекта строительства железной дороги Москва — Петербург, а в 1843 году по указу императора начинается строительство этой дороги длиной 650 верст. Одно из наиболее важных свидетельств готовности российских инженеров к этой грандиозной стройке — издание в 1842 году «Курса строительного искусства» в трех частях М. С. Волкова, Н. И. Липина и Н. Ф. Ястржембского. Специальным указом Николай I поручил возглавить строительство профессорам Мельникову и Крафту и подчинил их непосредственно своей особе. Из 184 мостов, построенных на Николаевской дороге, восемь относятся к категории больших с двумя-девятью пролетами. Мельников п

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (635) 24 ноября 2008
    Мировой кризис
    Содержание:
    От «семерки» к «двадцатке»

    Встреча G20 открыла дорогу к реформированию мировой финансовой системы и экономики. Но новая финансовая архитектура сформируется еще не скоро

    Политика
    Рейтинг
    На улице Правды
    Реклама