«Груз 200» под соусом чили

Культура
Москва, 08.12.2008
«Эксперт» №48 (637)
Туринский фестиваль — один из тех непафосных, но важных смотров, где завязывается будущее мирового кино, расцветающее потом в Канне или Венеции. На последнем Турине российский режиссер помог открыть режиссера чилийского

Неоспоримо то, что большей частью крупных кинематографических событий зрители обязаны важнейшим мировым фестивалям — Каннам, Берлину, Венеции. Столь же бесспорно и то, как они опасны для здоровья, как изнурительны для психики и ума. Дело не только в суматохе, толпах, бессмысленном ажиотаже вокруг звезд, но и в том, как изнашивают эмоциональный аппарат Великие Произведения Искусства. Другое дело маленькие, скромные, непомпезные смотры, ставящие перед собой куда более благородные задачи — не определять культурные тренды сезона, а всего лишь открывать публике молодых и малоизвестных. Активной же публики, забивающей залы под завязку — парадокс? — здесь куда больше, чем на специализированных фестивалях. (В скобках заметим: многие выдающиеся режиссеры современности сперва проходят именно через Роттердам или Турин, а потом уже попадают под медные трубы Канна).

Не будь Туринского фестиваля, не узнал бы мир о нынешнем лауреате «Золотой пальмовой ветви» Лоране Канте. Все указывает на то, что триумфатор очередного, 26-го, туринского смотра чилиец Пабло Ларрейн когда-нибудь станет не менее известным. Во всяком случае, награжденный Гран-при и призом для лучшего актера (Альфредо Кастро) фильм «Тони Манеро» точно останется в числе самых ярких событий года. Между прочим, эта картина уже показывалась в том же Канне в рамках «Двухнедельника режиссеров», а потом была выдвинута Чили на соискание «Оскара», но это никак не умаляет заслуг Турина. Маленькие фильмы и новые имена громко звучат лишь на скромных фестивалях дебютного кино; на более гламурном фоне они неизбежно теряются.

Тони Манеро, да будет известно несведущим (и да простят сведущие), — это главный герой культового американского танц-фильма 1977 года «Лихорадка субботним вечером», который прославил на весь мир Джона Траволту. Действие картины Ларрейна разворачивается в пиночетовском Чили в 1978-м, где на экранах крутят фактически только «Лихорадку». Пятидесятилетний сухощавый интроверт Рауль Перальта, кажется, безработный (на вопрос о роде занятий кратко отвечает: «Это». — «Что “это”?» — «Ну, шоу-бизнес».), считает себя воплощением Тони Манеро. Он видел фильм тысячи раз и помнит наизусть каждую реплику, каждый жест, каждую пуговицу белоснежного костюма своего кумира. По вечерам Рауль в местном баре в компании группы энтузиастов репетирует под музыку из фильма свой коронный номер — танец Тони. В остальное время сидит дома, смотрит в одну точку и ждет вечера. У него две мечты. Первая — установить в баре стеклянный пол с подсветкой. Вторая — выступить на национальном телеконкурсе двойников Тони Манеро и взять главный приз. Ради осуществления своих грез Рауль готов на все. Например, умереть. А лучше убить — например, преследуемого полицией диссидента: бедолаге не повезло быть обладателем точно такого же золотого крестика, какой носил Тони. Или прижимистого хозяина склада, не желающего расставаться со стеклянными пластинами для пола с подсветкой. Или старичка-киномеханика, посмевшего начать проекцию другого ф

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (637) 8 декабря 2008
    Теракты в Индии
    Содержание:
    Не успели помирить

    Дерзкие теракты в Мумбаи накалили отношения между давними врагами — Индией и Пакистаном. Удастся ли избежать вооруженного конфликта, теперь зависит от способности индийских властей удержать под контролем внутриполитическую ситуацию

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама