Отлично спланированный удар

Тема недели
«Эксперт» №48 (637) 8 декабря 2008
Отлично спланированный удар

Теракт в Мумбаи, как и американское 11 сентября, имеет два основных пласта. В первом находится то, что условно можно назвать «новости терроризма». Бесшабашный налет пары десятков автоматчиков на многомиллионый город — это, несомненно, смелый новаторский ход.

Кстати, ход не менее кинематографичный, чем захват лайнеров с последующим тараном небоскребов. Всякий, кто хоть раз видел какой-нибудь ходульный голливудский боевик про пару сбрендивших бандитов, которые мотаются туда-сюда по городу без цели, убивая и калеча случайных персонажей, легко может представить, насколько трудно обезвредить решительных вооруженных людей, которые не собираются ничего красть, не собираются никого захватывать и удерживать, но при этом умеют легко смешиваться с толпой.

Теракт в Мумбаи такой же «образцовый», как теракт 11 сентября. В Индии террористы играючи показали, насколько низки стандарты безопасности современной цивилизации — так же играючи, как семью годами ранее в Нью-Йорке. В определенном смысле теракт в Мумбаи устанавливает новые «стандарты терроризма», новые стандарты террористического планирования. И тут никак не избежать вопроса: нет ли общих организационных корней у терактов 11 сентября и 26 ноября? И что это за корни могут быть?

Второй пласт — все, что касается вопросов геополитических. Расстрел в Мумбаи исключительно точно ложится на ситуацию в регионе. Самая простая и очевидная схема событий выглядит примерно так.

Вашингтон последние пару лет последовательно наращивал давление на Исламабад, требуя большей жесткости и лояльности в борьбе с талибами. В частности, требовал предоставить американским войскам право свободно вести боевые действия на территории Пакистана — в зоне пуштунских племен, которая является главной тыловой базой афганских талибов. Пакистан такого права Америке предоставлять категорически не хотел, и дело дошло даже до периодических прямых приграничных столкновений между американскими и пакистанскими военными.

Более того, Вашингтон фактически вынудил уйти из власти генерала Первеза Мушаррафа, вместо которого Пакистан возглавил проамериканский Асиф Али Зардари, предпринявший ряд шагов по обузданию армии и разведки ISI, а также начавший процесс нормализации отношений с Индией. Похоже, что Вашингтон рассматривал такое сближение с демократической Индией как способ плавно демократизировать Пакистан. В пользу этой версии говорит и быстрое укрепление связей между США и Индией в последние годы, по многим параметрам их отношения стали близки к союзническим.

Но такой поворот событий никак не мог устроить традиционный военный пакистанский истеблишмент, для которого Индия — экзистенциальный враг, наличие которого сплачивает нацию. Для радикальной части пакистанских военных и ISI дружественные талибы — важнейший союзник в противостоянии Индии, главной ареной которого является Кашмир. По версии ряда западных аналитиков, ISI искусно использует концепцию джихада для экспорта нестабильности в Кашмир и Афганистан (ресурс для противостояния с Индией), а такж